Содержание

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся Старт в науке

Анализ информации личных профилей в социальных сетях учащихся и педагогов Ирбейской школы №2

Токарева Э.И. 1

1МОБУ Ирбейская сош №2

Лукьянова Н.В. 1

1МОБУ Ирбейская сош №2

Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке «Файлы работы» в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

Из курса истории мы знаем, как развивалось общество людей от поколения к поколению, как совершенствовались орудия производства и средства коммуникации. В наше время прогресс не стоит на месте, а движет наше общество вперед, совершенствуя блага цивилизации. И если еще несколько десятков лет назад диковинкой была сотовая связь, то на сегодняшний день компьютеры и различные гаджеты стали обыденным явлением. Сложно представить современное общество без доступа к Интернету. Причем пользователями интернета являются люди любого возраста: и учащиеся начальных классов, и бабушки — дедушки, которым далеко за шестьдесят.

В современном обществе практически нет области человеческой деятельности, которая не была бы представлена в сети Интернет. Это сегодня не только источник информации, но и удобное, быстрое средство коммуникации. В сети Интернет доступны разнообразные информационные ресурсы, которые оказывают помощь в учебе и работе, с помощью интернета можно осуществлять общение с далекими друзьями и родственниками, совершать покупки и решать деловые проблемы.

Но, наряду с положительными фактами, достаточно широкое распро­странение получили противоправ­ные действия, связанные с исполь­зованием сети Интернет. Создаются различные группы, которые пропагандируют распро­странение наркотических средств, пользователей приглашают в запрещенные организа­ции, призывают к суициду.

В последнее время одной из основных форм проведения досуга стало времяпрепровождение в социальных сетях. По всемирной статистике, около

50 % населения зарегистрированы в какой-либо социальной сети, а некоторые даже в нескольких сразу. Пользователи проводят все больше и больше времени в общении, причем не только дома, но и на рабочем месте. При этом многие из них не знают или забывают об элементарных мерах предосторожности, открывая тем самым доступ на свои компьютеры всевозможным вредоносным программам или давая доступ к личной информации.

Актуальность работы заключается в том, что в наше время сохранность личной информации считается жизненно необходимым аспектом.

Нас заинтересовало, а какую информацию можно узнать из личного профиля в соцсетях о педагогах и учащихся нашей школы?

Разработанность исследуемой проблемы. С первых же дней, как только интернет стал доступен широкому кругу людей, педагоги, психологи и социологи стали задаться вопросами о роли интернета, влиянии его на молодежь, изучали плюсы и минусы, а также безопасность в сетях.

Например, Фатьянов В. М. отмечает, что в сети интернет с легкостью можно найти ту или иную информацию за очень короткое время, оперативно узнать свежие новости, можно задать вопрос и быстро получить на него ответ от других пользователей. Интернет позволяет общаться, разговаривать, видеть друг друга находясь далеко, можно завести друзей из других городов, регионов и даже стран. завести друзей из другой страны. [9]

Могилевская Г.И., АвдееваТ.Г. и Алексеенко Ю.В. обращают внимание читателей на то, что социальные сети широко используются в интересах информационного и психологического воздействия. [3]

В статье «Анализ социальных сетей: методы и приложения», написанной авторским коллективом, говорится о том, что стали публично доступными факты биографии, переписка, дневники, фото-, видео-, аудиоматериалы, заметки о путешествиях и т.д. Таким образом, социальные сети являются уникальным источником данных о личной жизни и интересах реальных людей. [2]

Исследовательские работы, основном, посвящены интернет зависимости. Мы же хотим проанализировать личную информацию пользователей.

Новизна. Данное исследование в рамках нашей школы проводится впервые, поэтому его результаты являются актуальными для дальнейшего анализа и применения.

Практическая значимость состоит в том, что данная работа может быть использована в качестве дополнительного материала на уроках обществознания и для проведения тематических классных часов.

Основные понятия, которое мы будем использовать в ходе исследования: социальная сеть, аккаунт (или личный профиль) и фейк.

Социальная сеть (соцсеть)

— интерактивный многопользовательский веб-сайт, контент которого наполняется самими участниками сети. Сайт представляет собой автоматизированную социальную среду, позволяющую общаться группе пользователей, объединенных общим интересом. [7]

Аккаунт — учётная запись, содержащая сведения, которые сообщает о себе пользователь при регистрации в определенном сервисе (сайте). Кроме учетных данных аккаунта содержит множество настроек и опций для работы с данным сервисом. Говоря простым языком, аккаунт — свой личный раздел (кабинет) в сервисе. [1]

Профиль — личная страничка, на которой размещена различная информация, видео, аудио и другие материалы. Управлять ею можете только пользователь , после того, как пройдет процедуру авторизации — введет логин и пароль. [11]

Фейк — обычно означает «фиктивную личность, когда пользователь Интернета начинает выдавать себя за другое лицо. [10]

Цель исследования: выяснить , какая информация доступна в личном профиле социальных сетей у учащихся и педагогов Ирбейской сош №2

Задачи:

Подготовить и провести социологическое исследование;

Определить какие социальные сети популярны у учащихся и педагогов Ирбейской сош №2.

Изучить какая информация доступна для общего обозрения в личных профилях

Проанализировать полученную информацию

Обобщить результаты проведенного исследования

Гипотеза. Из личного профиля педагогов и учащихся Ирбейской сош №2 в социальных сетях можно узнать много личной информации.

Объект исследования: личные профили пользователей социальных сетей.

Предмет исследования: информация, которая содержится в личном профиле.

Методы исследования:

анализ информационных источников;

анкетирование учащихся и педагогов;

сбор аналитического материала в социальных сетях;

статистическая обработка полученных данных;

анализ, сравнение и обобщение полученных результатов;

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

В данной работе мы приведем результаты проведенного нами, в соответствии с целями и задачами, исследования.

Социальные сети, популярные у педагогов и учащихся Ирбейской сош №2

Свое исследование мы начали с анкетирования учащихся и педагогов. Выборку исследования составили 2 группы учащихся: 12-14 лет – 15 человек, 15-18 лет – 15 человек, и группа педагогов в количестве 15 человек в возрасте от 25 до 65 лет. Анкетирование показало, что все 100% опрошенных активно пользуются интернетом, а вот наличие аккаунта в соцсетях имеют не все. В группе 10-13 лет 3 человека (20%), и в группе педагогов 1 человек (7%) не имеют аккаунта в соцсетях. В возрастной группе 15-18 лет в соцсетях зарегистрированы 100% ответивших на вопрос, причем все 100% зарегистрированы в нескольких соцсетях. Рисунок 1.

Следующая диаграмма позволяет увидеть, в каких социальных сетях зарегистрированы педагоги и учащиеся нашей школы. Рисунок 2.

Рис.1 Аккаунт в соцсетях

Рис. 2 В каких сетях зарегистрированы

Анализ ответов на вопрос о самой популярной социальной сети позволил определить лидера – это сеть ВКонтакте. Среди популярных соцсетей 10 из 15 педагогов назвали ПроШколу. Рисунок 3.

Рис.3 Популярность социальных сетей

Следует отметить, что по российской статистике популярности социальных сетей тоже лидирует сеть ВКонтакте. [8]

В ходе опроса были выявлены наиболее значимые цели посещения сети Интернет респондентами. Эти данные представлены в Таблице 1.

Таблица 1

Цели использования Интернета

Цель

Количество ответивших (чел.)

Поиск информации

40

Знакомство и общение с людьми

34

Игры

32

Развлечение (кино, музыка)

26

Другое

1

Проанализировав данные ответы, можно сделать вывод о том, что основными целями посещения сети Интернет являются: поиск информации, знакомство и общение с людьми, развлечение. Но наиболее распространённой целью является поиск информации – её указали наибольшее количество опрошенных. Следующая диаграмма показывает, как распределились ответы на вопрос о цели посещения интернета по группам. Рисунок 4.

Рис. 4 Цели использования интернета

1.2. Характеристика социальных сетей, популярных у педагогов и учащихся Ирбейской сош №2

1.2.1. ВКонтакте

ВКонтакте называют самой масштабной социальной сетью России и одной из крупнейших в мире. Число её пользователей ежедневно возрастает, а на сегодняшний день составляет более 190 миллионов человек. Это поразительный результат, если учесть, что он открылся всего лишь 6 лет назад. Что ещё более удивительно, данная социальная сеть охватывает почти все социальные группы, включая половозрастные, профессиональные, статусные и другие. [9].

Педагоги отмечают возможность создавать группы для обмена опытом, можно рассылать учащимся ссылки на дополнительные материалы, а создав беседу, можно обсудить трудное задание или подготовку к празднику, сообщить заболевшему ученику, что задано на дом.

Учащиеся отмечают, что на сайте размещено огромное количество видеозаписей, и музыки на любой вкус, простоту общения и обмена фотографиями, а также возможность публиковать различные картинки-статусы, которые отображаются в доступной другим пользователям «Ленте активности», создавать реальные истории в режиме он лайн.

1.2.2. Одноклассники – название говорит само за себя. Об этой социальной сети знают даже те, кто не пользуется Интернетом. Так уж сложилось, что эта сеть получила распространение в основном среди людей среднего и старшего возраста.

По результатам анкетирования сеть одноклассники лидирует среди педагогов. Педагоги отмечают удобный поиск людей по заданным параметрам (особенно своих одноклассников и однокурсников), множество групп по интересам, возможность прослушивать любимые аудиозаписи и просматривать видео, сохранять их у себя на странице и делиться с друзьями.

Учащиеся отмечают возможность публиковать свои фотографии и получать на них комментарии и оценки. [4]

1.2.3. Прошколу.ру — бесплатный школьный портал. На этом сайте очень много предметных клубы учителей, можно разместить видео, документы и презентации, опубликовать краеведческую информацию, посмотреть на карте свою школу, создавать , как личные блоги и чаты, так и школьные.

Хотя Прошколу.ру не является официальной социальной сетью, но данный ресурс обладает всеми свойствами соцсети. Педагоги отмечают, что на нем можно найти много необходимых методических материалов, музыки и видео. Но самое главное, что на данном сайте в любое время можно получить помощь от пользователей, задав вопрос в блоге. Среди педагогов из разных регионов складывают тесные дружеские отношения. Они обмениваются посылками, созваниваются, устраивают личные встречи. А вот учащиеся на данный ресурс не заходят.[6]

1.3. Анализ личных профилей в социальных сетях

Тема информационной безопасности и приватности в социальных сетях очень актуальна. Информация, указанная на страничке пользователя, фотографии, статусы и комментарии, контактные данные, день рождения, списки родственников и друзей могут рассказать о нем очень многое и стать достоянием не только близких людей, но и преступников.

На вопрос анкеты «Защищена ли ваша личная информация в социальных сетях?», 58% опрошенных ответили «Нет», 33% — «Не задумываюсь», и только 9% ответили «Да». Рисунок 5.

Причем, это касается и учащихся обеих групп, и педагогов. Рисунок 6.

Рис. 5 Защищена ли информация в сетях?

Рис.6 Защищена ли информация в сетях?

Для того, чтобы посмотреть доступную личную информацию, мы создали фейковые страницы в Одноклассниках и ВКонтакте и с этих страниц заходили на странички педагогов и учащихся нашей школы. Было проанализировано по 15 личных профилей учащихся 6-8 и 9-11классов и 15 страничек педагогов.

Из всех проанализированных страничек только у одного педагога (2%) был закрытый профиль, ограничение в переписке у 10 человек (22%). Рисунок 7.

Рис. 7 Доступность профиля

Рис.8 Доступность личной информации

Практически все пользователи называют подлинное имя и фамилию 42 человека (93%), а вот свою фотографию на аватаре, на которой видно лицо, разместили 34 человека (78%).

Адрес дополнительного скайпа или электронный адрес в свободном доступе разместили 4 человека (9%). Номер мобильного телефона указали 4 человека (8%). Подробный домашний адрес не указал никто. У большинства стоит город Красноярск или Канск. И только 14 человек (31%) написали в адресе село Ирбейское.

Информацию о месте учебы или работы можно увидеть у 18 человек (24%). Как распределились эти данные по группам, можно увидеть на диаграмме Рисунок 8.

Мы также проанализировали количество личных фотографий и друзей и вывели среднее значение. Рисунок 9. На диаграмме мы видим, что у педагогов друзей намного больше, чем у учащихся. И это логично: у них в друзьях не только одноклассники, однокурсники и родственники, но также много и учеников. А вот в группе учеников 9-11 класс есть пользователи, у которых от 800 до 1000 друзей. Рисунок 10. Вряд ли это все люди, которых пользователь знает лично.

Рис. 9 Среднее количество друзей и фотографий

Рис. 10 Количество друзей

Со своих фейковых страничек мы разослали всем приглашение дружить. Итоги нас порадовали. Всего 15% пользователей приняли дружбу незнакомого человека, даже не поинтересовавшись, кто это такой и зачем ему нужна дружба. Рисунок 11

Рис. 11 Принятие дружбы незнакомого человека

Чтобы доказать необходимость повышения цифровой грамотности, мы провели в 7 классе тест «Оценка уровня цифровой грамотности по управлению персональными данными в интернете» авторы Солдатова Г.У. и другие. Все учащиеся показали низкий уровень по тесту, ответив правильно от 2 до 9 вопросов из 20. После того, как мы познакомили семиклассников с итогами исследования и с содержанием памятки, тест был проведен повторно. Результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2. Результаты теста

Кол-во правильных ответов

Менее 10

10–13

14–16

17–20

До

12

0

0

0

После

0

5

5

2

Уровень освоения программы оценивается в соответствии со следующей таблицей:

Количество правильныхответов

Примерная оценкапо пятибалльной шкале

17–20

Отлично

14–16

Хорошо

10–13

Удовлетворительно

Менее 10

Неудовлетворительно

Полученные результаты еще раз подтверждают необходимость повышения цифровой грамотности.

1.4. Результаты и их обсуждение

В результате проведенного исследования мы выяснили, что Интернет является важным элементом в жизни педагогов и учащихся Ирбейской школы №2. Основными целями использования сети являются: поиск информации; общение с людьми; развлечение.

Более 80% учащихся и педагогов нашей школы зарегистрированы в социальных сетях. К личной информации относятся все текстовые данные, располо­женные на страницепользователя. Информация о пользователе вклю­чает следующие разделы:

Основное (ФИО, пол, семейное положение и т.д.).

Контактная информация (страна, город, адрес, те­лефоны, почта, сайты, другие социальные сети и т.д.).

Интересы (деятельность, интересы, любимые фильмы/книги/музыка и т.д).

Место учебы или работы.).

Мы проанализировали личные профили учащихся и педагогов Ирбейской сош №2 в Одноклассниках и ВКонтакте и выяснили, какая информация о них доступна любому пользователю.

Полученные результаты мы выразили в диаграммах. Показано, что в большинстве профилей учащиеся и педагоги нашей школы размещают, в основном, настоящие имена и фамилии, иногда с небольшими изменениями, и настоящие фотографии на аватаре, а также много личных фотографий на страничке. Выкладывая в социальных сетях личную информацию , они делают ее доступной всем, а не только для близких и друзей.

Нельзя однозначно сказать, что личная информация учащихся и педагогов будет использована преступниками или мошенниками, но им нужно обратить внимание повышение цифровой грамотности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе данного исследования мы подготовили и провели социологическое исследование. Определили, какие социальные сети популярны у учащихся и педагогов Ирбейской сош №2.

Изучили, какая информация доступна для общего обозрения в личных профилях и проанализировали полученную информацию .

Обобщили результаты проведенного исследования и представили их диаграммами.

Таким образом цели исследовательской работы мы достигли. Гипотезу о том, что из личного профиля педагогов и учащихся Ирбейской сош №2 в социальных сетях можно узнать много личной информации, подтвердили.

Полученные результаты можно использовать для проведения классных часов и уроков безопасного интернета.

Практическая значимость исследования – формирование навыков поведения в информационном обществе с целью обеспечения информационной безопасности, разработка норм и правил поведения детей в сети Интернет.Нами разработана памятка-буклет по безопасному использованию Интернета. Приложение 2.

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ

Аккаунт [Электронный ресурс] http://internetrabota.net/news/read/dictionary.html

Коршунов А. Анализ социальных сетей: методы и приложения/А.Коршунов, И. Белобородов и др. Труды Института системного программирования РАН, том 26, вып. 1, 2014, стр. 439-456.

Могилевская Г.И. Мониторинг и анализ социальных сетей для предотвращения угроз информационной безопасности./ Г.И. Могилевская, Т.Г. Авдеева и Ю.В. Алексеенко Научно-практический электронный журнал «Аллея Науки» №14 2017.-810с.

    Одноклассники: в чем преимущества социальной сети? [Электронный ресурс] http://my-phones.kz/odnoklassniki-v-chem-preimushhestva-socialnoj-seti/

Общая характеристика сайта «вКонтакте» и его особенности [Электронный ресурс] https://studfiles.net/preview/6267227/page:2/

ПроШколу.ру — все школы России [Электронный ресурс] https://proshkolu.ru/

Социальная сеть (Интернет) [Электронный ресурс] https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/418 678

Статистика социальных сетей[Электронный ресурс] http://gs.seo-auditor.com.ru/socials/2017/

Фатьянов В. М. Роль Интернета в современном коммуникативном пространстве Российской молодежи: социокультурный аспект. [Электронный ресурс] https://cyberleninka.ru/article/n/rol-interneta-v-sovremennom-kommunikativnom-prostranstve-rossiyskoy-molodezhi-sotsiokulturnyy-aspekt

Фейк [Электронный ресурс] https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1163231

Что такое аккаунт, профиль и фейк в социальных сетях? [Электронный ресурс] http://sitesnulya.ru/chto-takoe-akkaunt-profil-i-fejk-v-socialnyx-setyax/

Просмотров работы: 2119

Смольный разослал петербургским учителям инструкцию по мониторингу соцсетей школьников на предмет экстремизма

Комитет по образованию Петербурга разослал учителям школ города инструкцию по мониторингу социальных сетей учащихся и оповещению правоохранительных органов о постах, содержащих материалы экстремистской направленности.

Инструкция разработана специалистами Центра по противодействию экстремизму — она прописывает алгоритм действий, как педагоги должны уведомлять правоохранительные органы о «причастности» школьников к «неформальным молодежным объединениям и течениям экстремистского толка». 

Если учителя во время мониторинга социальных сетей школьников выявят признаки проявления экстремизма или терроризма, они должны сделать скриншоты и «незамедлительно» составить служебную записку на имя директора школы. Он же в свою очередь в течение суток должен передать информацию в полицию или районный отдел образования. 

Отдельное внимание советуют уделять призывам к изменению строя или террористической деятельности, оправданию терроризма, возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни, пропаганду или реабилитацию нацизма, травлю сверстников или причисление к автора публикации к разным движениям. 

Как считают в Комитете по образованию Петербурга, современные педагоги так или иначе контактируют с детьми в социальных сетях, поэтому в любом случае заметят, если на странице ученика будет появляться «сомнительная, провокационная или противозаконная информация». Поэтому не обязывают учителей мониторить соцсети учеников. 

Тем не менее, сначала учитель должен попробовать решить проблему самостоятельно, поговорив со школьником или его родителями. Если это не даст никаких результатов, у педагога обязан возникнуть вопрос, как действовать дальше. Именно на этот случай и была разработана инструкция.

Вот дополнительные разъяснения. pic.twitter.com/nWIL0hxzJw

— Valery Nechay (@Vnechay) September 22, 2020

Мониторинг социальных сетей — как, чем, зачем?. Читайте на Cossa.ru

Мониторинг социальных сетей — это выборка текстов пользователей социальных сетей, основанная на тех или иных критериях отбора данных текстов. А так же процесс сбора данной выборки и её интерпретации.

Пользователи социальных сетей за одни сутки производят текст, по объему превосходящий все сочинения Л.А. Толстого. К «несчастью» компаний, они пишут не только о возвышенных абстракциях, но и о процессе потребления (к примеру где, что и как они поели; или где и как их обслужили; что и почему они решили подарить своим друзьям; куда и как они поедут в отпуск и т.п.).

Конечно для текстов о потребительском опыте есть специальные сервисы. Но далеко не каждый считает своим долгом писать отзывы только там, где это уместно. Многие предпочитают поделится своим опытом со своими «друзьями», а не с публикой того или иного сервиса.

Виды МСС

Автоматический мониторинг

Это использование программы, позволяющей автоматизировать процесс сбора выборки и процесс её интерпретации.

Выборка производится на основании составленного аналитиком поискового запроса (данный запрос намного сложнее простого пользовательского запроса и требует как знания языка поисковых запросов, так и четкого представления об исследуемой аудитории, целях и задачах исследования). Интерпретация производится по заданным программой критериям. Некоторые моменты интерпретации данных требуют участия аналитика, и, разумеется, конечный результат может быть адекватно интерпретирован только специалистом, для постороннего наблюдателя — это бредовый набор графиков.

Автоматический мониторинг предполагает стандартные формы сбора и интерпретации выборки, а значит — стандартные наборы постановки и решения задач мониторинга.

Автоматический мониторинг не позволяет работать с текстами, не индексируемыми поисковыми системами, или с текстами, которые поисковые машины не сочли соответствующими запросу (а большинство пользователей совсем не стремится сделать семантическое ядро под совокупность запросов «мнения о компании Х»), либо с текстами, находящимися за пределом выбранных запросов (к примеру, «Не пойду на ВЫ…РЫ — Кандидаты П…РЫ» никак не может быть соотнесено машиной с запросом «Выборы»).

Автоматический мониторинг производится через системы мониторинга социальных сетей.

Ручной мониторинг

Построение выборки на основании различных методов отбора пользовательских текстов и неавтоматизированная интерпретация полученных данных.

Тексты ищутся как через различные поисковые системы, за счет все тех же поисковых запросов, так и «вручную» через мониторинг и анализ площадок (отдельных ресурсов, блогов, страниц, групп, сообществ, стен пользователей), без привязки к конкретным ключевым словам или уже существующим тегам.

Интерпретируется полученная выборка также исключительно аналитиком по отобранным им критериям, с применением доступных ему программных средств (к примеру графики и диаграммы приходится строить самостоятельно, используя Excel, а не получать визуализацию данных автоматически).

Ручной мониторинг позволяет работать с любыми задачами, и получать не только репрезентативную и релевантную выборку пользовательских текстов, но и весь объем текстов, соответствующих критериям вообще. Но трудозатраты и требования к квалификации аналитиков делают его чрезвычайно затратным, а порой и просто невозможным удовольствием.

Стоит заметить, что абсолютно ручного мониторинга не существует — все равно приходится использовать те или иные инструменты, либо те или иные программные решения.

Псевдоручной мониторинг

Тут все просто — результаты автоматического мониторинга выдаются за результаты ручного мониторинга. Очень распространенный способ мошенничества в наши дни: автоматический отчет системы переделывается в якобы авторский отчет и предоставляется не в формате отчета системы, а в формате собственного уникального отчета (хотя все данные и их интерпретация взяты из результатов одного единственного сервиса мониторинга

Задачи МСС

Неклассический маркетинг предполагает малые бюджеты и оперативные решения, ключевые идеи. Но идеи и решения все равно должны опираться на исследования.

Исследования неклассического маркетинга не могут быть количественными и лабораторными — зачастую это качественные исследования естественных данных. Поэтому все больше исследований делается на основании пользовательских текстов.

Также мониторинг может применяться не только для исследований, но и для собственно построения бизнес-процессов. Впрочем, обо всех основных вариантах — подробно:

Исследование отношения пользователей к компании

Это репутационный мониторинг, стандартизированный во всех системах мониторинга социальных сетей. По сути, это выяснение контекста упоминания компании (или иного объекта мониторинга) — оценка того, как говорят о компании: плохо, хорошо или нейтрально.

Главное здесь — подобрать запрос (все возможные варианты упоминания объекта в тексте: к примеру, отслеживать отношении к городу Екатеринбургу нужно в том числе и по словам Екб, Ебург, Катер, Катенька, Свердловск, столица Урала и т.п. и т.д. ) и критерии оценки тональности упоминаний (т.е. тот контекст упоминания, на основании которого вы будете считать текст плохим, хорошим, или нейтральным). Всё остальное делает система (но, разумеется, можно дополнять автоматически полученную выборку иными источниками).

Оценка эффективности рекламных PR-кампаний

Часто задача рекламы и PR — это вызов общественного резонанса или формирования определенного мнения\отношения. Соответственно, оценить задачу можно только увидев или не увидев резонанс, либо оценив изменения контекста упоминаний объекта (собственно мнения, отношения к чему-либо).

Остальной спектр маркетинга, требующий исследования

Уже писал о том, что, к примеру, потребительский инсайт можно открыть именно с помощью анализа потребительских текстов. Так же часто встречаются отдельные маркетинговые исследования, опирающиеся на анализ потребительских текстов: исследование настроений аудитории, конкурентная разведка (анализ деятельности конкурентов), оценка влияния тех или иных источников на аудиторию и т.д.

Построение системы клиентского сервиса через мониторинг социальных сетей

Об этом подробно в презентации Сбербанка. 

Построение системы продаж через социальные сети (генерация лидов)

Об этом подробно в этом тексте: социальные медиа как канал привлечения клиентов

Также можно выделить множество других задач (к примеру, поиск сотрудников). Рынок мониторинга развивается, и потребность в подборе и последующей интерпретации потребительских текстов ещё будет расти.

Критерии отбора систем МСС

Их на мой взгляд всего два:

1. Помощь в составлении поискового запроса

Чем более детальный и качественный поисковой запрос, тем выше шанс на достойный результат.

При этом нужно помнить, что это не классический веб-поиск, а поиск того, что сказано не для первых позиций в выдаче Яндекса, а значит, тут одними представлением об аудитории и пониманием продукта не обойтись — нужна квалификация в поиске упоминаний и понимание пользовательских текстов.

2. Результаты выборки

Разумеется, результаты выборки зависят от запроса, но есть еще ряд других факторов (о которых знают разве что разработчики систем).

В выборке должно быть максимум целевых упоминаний и минимум постороннего шума. К примеру, наличие в выборке текстов с посторонних сайтов, даже близко не являющихся социальными медиа (или, более того, не являющиеся и пользовательским текстом как таковым) — явный минус при выборе системы.

Разумеется, можно привести еще кучу критериев по интерпретации выборки, но релевантность выборки — это главное.

Мониторинг социальных сетей как средство трансформации методов воспитания подростков Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

УДК 37.035.6

МОНИТОРИНГ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ КАК СРЕДСТВО ТРАНСФОРМАЦИИ МЕТОДОВ ВОСПИТАНИЯ ПОДРОСТКОВ

© Сергей Владимирович НОВИКОВ

кандидат педагогических наук, доцент, зав. кафедрой специальной подготовки и обеспечения национальной безопасности Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина 392000, Российская Федерация, г. Тамбов, ул. Интернациональная, 33 E-mail: [email protected] © Людмила Николаевна МАКАРОВА доктор педагогических наук, профессор, зав. кафедрой педагогики и образовательных технологий Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина E-mail: [email protected]

Обоснована необходимость изменения методов воспитательной работы с подростками в условиях внешней социокультурной и информационной среды. Выделены особенности социокультурной среды, в которой происходит формирование мировосприятия современной российской молодежи, которые создают почву для попыток активной манипуляции сознанием подростков на фоне нерешенности ряда социальных и экономических проблем. Отмечено, что, несмотря на очевидную увлеченность молодого поколения интернет-пространством, в официальных программах по проектированию воспитательной работы с подростками данному аспекту уделяется недостаточно внимания. В связи с этим часто педагоги узнают о наличии социальных девиаций у подростка «постфактум», когда он уже находится в поле зрения правоохранительных органов. Следовательно, и воспитательная работа с этим подростком проходит уже при наличии свершившегося факта социальной девиации. Доказана важность учета данных мониторинга социальных страниц конкретного подростка при выборе активных методов воспитательной работы, связанной с профилактикой социальных девиаций учащихся. Проводимый анализ страниц-документов дает специалисту возможность увидеть важные стороны социальной жизни учащегося, помогает установить нормы и ценности, свойственные ему в определенный возрастной период, проследить динамику взаимодействия между различными социальными группами и отдельными людьми. Приведены результаты конкретного исследования, связанного с мониторингом социальных страниц старшеклассников, которые положены в основу разработанного паспорта социального здоровья подростка, склонного к девиантному поведению.

Ключевые слова: социальное воспитание; информационная среда; подросток; мониторинг; социальная сеть; социальные девиации; профилактика; воспитательная работа

DOI: 10.20310/1810-0201 -2017-22-5 (169)-45-51

Современный этап развития России убедительно подтверждает действие социальной закономерности, которая выражается в зависимости эффективности воспитания людей от содержания и направленности преобразований общества. К сожалению, в течение нескольких десятилетий педагогические управленческие структуры пытались игнорировать данную объективную взаимосвязь, искусственно «вытесняя» воспитание за рамки образовательных учреждений. На недопустимости данной ситуации неоднократно указывали Е.П. Белозерцев, М.В. Воропаев, И.Д. Де-макова, И.Ф. Исаев, С.З. Казарновский, А.Г. Пашков, Е.А. Ямбург и другие видные представители педагогической науки, что, в итоге, нашло отражение и в официальных

документах (Закон об образовании в РФ, 2012).

Возрождение интереса к воспитанию и осознание его особой роли в современном обществе выдвигает в центр воспитательного процесса личность воспитуемого. Вместе с тем современный этап развития теории воспитания характеризуется активной разработкой самых различных методологических направлений, в рамках которых помимо традиционных подходов (системного, деятельно-стного, личностно-ориентированного, полисубъектного) выделяется и много других. На передний план в воспитании личности сегодня выходит парадигма социального воспитания. В работах Ю.С. Мануйлова по изучению среды и ее роли в жизнедеятельности

индивидуума были вскрыты следующие зависимости:

— среда оказывает как развивающее, так и формирующее влияние на систему, соответственно предоставляя свободу выбора или ограничивая выбор возможностей;

— развитие ведет к появлению индивидуального неповторимого в личности, к формированию типического в ней, к осреднению. Чем шире круг возможностей, тем вариативнее развитие индивидуума. И наоборот, чем уже, тем однозначнее формирование типа, детерминированного неустранимыми активными факторами среды;

— развивающая роль среды усиливается в точках бифуркации (переломные, кризисные моменты), являющимися своеобразными точками роста социальных систем. Формирующая роль среды обнаруживает себя в промежутках, в интервалах между точками;

— среда способна развивать индивидуальность и формировать через определенный образ жизни социальный тип, позволяет рассматривать ее как потенциальное средство управления становлением человеческой личности [1].

По мнению П.И. Третьякова, внешняя среда — это не только окружающая организацию среда, но и та техносфера, под влиянием которой развивается каждый человек (выделено нами. — С. Н.; Л. М), с одной стороны. С другой стороны, это «та природная среда, органическим элементом которой он является». С третьей стороны, он выделяет «мир тех идей и духовных ценностей», которые окружают индивид, и которые он воспринимает [2]. А.В. Мудрик особо отмечал, что отношения со средой выполняют важную функцию в накоплении социального опыта именно подростками: они дают им опыт отношения к общению с окружающими как к своеобразному средству социального контроля [3].

Можно выделить следующие особенности социокультурной среды, в которой происходит формирование мировосприятия современных российских подростков:

— быстрота изменений в жизни, ускоренное осваивание молодым поколением социального опыта, при этом часто не только отечественного;

— проникновение в жизнь подростка мировых трендов, в частности, процессов глобализации и интеграции;

— неполное соответствие традиционных отечественных ценностных ориентаций с декларируемыми ценностями некоторых развитых стран;

— нерешенность ряда социальных и культурных противоречий в нашей стране, утрата доверия к существующим социальным лифтам на фоне экономической нестабильности;

— наличие локальных конфликтов в совокупности с рядом факторов, угрожающих жизни и здоровью человеку.

Все это создает благоприятную почву для попыток активной манипуляции сознанием подростков на фоне нерешенности ряда социальных и культурных проблем. Молодым людям настойчиво предлагают «альтернативное видение мира», основываясь на имеющихся негативных факторах социально-экономического характера. При этом подобная альтернатива часто выражается в асоциальном поведении, основанном на радикальной настроенности молодежи к современным реалиям: несанкционированные протестные акции в Москве 27 марта 2017 г., провоцирование совершения преступлений, активное вовлечение в террористическую деятельность детей (несовершеннолетних лиц). Особую тревогу вызывает тот факт, что процесс так называемого «обучения» и вербовки проходит в раннем возрасте. Среди вышеобозна-ченной категории лиц, совершающих преступления террористического характера, встречаются лица мужского пола (70 %) и женского пола (30 %) в возрасте от 15 до 17 лет [4, с. 13].

Кроме этого, следует отметить активное влияние на подростков внешней информационной среды, обладающей как конструктивными, так и деструктивными возможностями, которые подробно рассматривались нами ранее [5; 6]. В России две трети граждан пользуются Интернетом. Самой популярной социальной сетью у россиян уже несколько лет остается «ВКонтакте» — ее выбирают 52 % интернет-пользователей. Среди молодежи в возрасте от 18 до 24 лет предпочтение ей отдает подавляющее большинство (86 %) [7].

Для подростков социальная сеть — концентрация необходимых инструментов само-

выражения, общения, получения информации. У современной молодежи — активных пользователей социальных сетей и других ресурсов интернет-среды — иначе, чем у «ки-берстерильных» представителей населения, организуется жизнедеятельность, развиваются интеллектуально-познавательные способности, они по-другому воспринимают внешний мир и составляющее его окружение [8; 9].

Поскольку большую часть времени в сети подросток проводит уже вне образовательного учреждения, контроль за его деятельностью в интернет-пространстве возлагается на родителей. Однако из-за цифрового разрыва и недооценки существующих рисков, психологического барьера, связанного с опасением нарушить личностное пространство своего ребенка, родители практически не используют технические средства для контроля того, что подросток делает в Интернете [10].

В связи с вышесказанным можно констатировать наличие следующего противоречия: несмотря на очевидную увлеченность молодого поколения интернет-пространством, в официальных программах по проектированию воспитательной работы с подростками данному аспекту уделяется недостаточно внимания. Часто педагоги узнают о наличии социальных девиаций у подростка «постфактум», когда он уже находится в поле зрения правоохранительных органов (экстремистские проявления или проявления политического радикализма). Следовательно, и воспитательная работа с этим подростком проходит уже при наличии свершившегося факта социальной девиации.

Традиционная профилактическая работа педагогов, направленная на предупреждение девиантного поведения подростков, также не в полной мере учитывает активное негативное воздействие интернет-пространства. Кроме этого, она часто ориентирована на большое количество участников, количество и масштабность проводимых мероприятий, за которыми теряется проблемность личности конкретного подростка.

Следовательно, не отрицая значимость традиционных методов воспитательной работы, связанной с профилактикой социальных девиаций подростков (сюда же мы относим активные и интерактивные методы, используемые как в индивидуальной, так и в

групповых формах работы), мы считаем необходимым осуществлять их выбор с учетом данных мониторинга социальных страниц конкретного подростка. Проводимый анализ страниц-документов дает специалисту возможность увидеть многие важные стороны социальной жизни учащегося, помогает установить нормы и ценности, свойственные ему в определенный возрастной период, получить сведения, необходимые для описания тех или иных социальных структур, проследить динамику взаимодействия между различными социальными группами и отдельными людьми [11].

Полученные в ходе мониторинга данные позволяют:

1) оценить полноту и объективность информации педагога (классного руководителя, куратора) о наличии социальных девиаций обучаемых;

2) оценить полноту и объективность информации у родителей о деятельности их детей в интернет-пространстве;

3) сформировать документ о социальной жизни обучаемого, используя в качестве дополнительной информации мониторинг его социальных страниц.

В проведенном нами исследовании приняли участие учащиеся 9-11 классов г. Тамбов, их родители и педагоги. В ходе организации исследования родителей использовался стихийный метод отбора респондентов.

Сбор первоначальной информации осуществлялся методами анкетирования, формализованного (стандартизированного) интервью, мониторинга и анализа социальных страниц учащихся в интернет-пространстве. Кроме этого, проводилось обобщение педагогического опыта преподавателей образовательного учреждения, направленное на анализ состояния практической работы педагогов по профилактике девиантного поведения учащихся, выявление имеющихся ошибок и недостатков.

Проведенный мониторинг 108 социальных страниц старшеклассников показал следующие результаты: выявлено 9 человек (8,33 % от общего числа) с признаками наличия социальных девиаций, 44,4 % из них имеют склонность к суициду (все девочки). У 44,4 % на страницах выявлено наличие экстремистских материалов (половина — девочки). 11,2 % из числа выявленных интере-

суют материалы порнографического характера, которые выкладываются как информация для общего доступа.

К сожалению, данные факты не были известны педагогам. После проведенного мониторинга были внесены существенные коррективы в планы индивидуальной воспитательной работы с данными старшеклассниками, разработанные с учетом подробных характеристик конкретного учащегося, которые составили штатные психологи, с указанием проблемных сфер его личности: коммуникативной, познавательной, эмоциональной, мотивационной.

Приведем фрагмент одной из характеристик: «Мотивационная сфера автора, по данным анализа его интернет-активности, имеет узкогрупповую и эгоцентрическую направленность, по содержанию преобладают материальные ценности, символы престижа, физическая сила как ценность, стремление занять высокий статус в референтной группе, возможно противопоставление норм и ценностей своей субкультуре нормам и ценностям макросоциума. Не исключено, что поиск норм поведения и ценностных ориента-ций в группах с криминальной романтикой может быть обусловлен компенсированием недостаточного и неубедительного психолого-педагогического воздействия окружения.

Есть основания полагать, что пользователь испытывает потребность во взаимодействии с широким кругом людей, в развлечениях и коллективных мероприятиях, тяготеет к острым, возбуждающим впечатлениям, часто рискует, беззаботен, любит перемены, а также склонен к вспыльчивости и агрессивности (то есть является экстравертом). Это подтверждается также тем, что страница пользователя подписана его собственным именем. Не исключено, что автор использует данный виртуальный ресурс для поддержания реальных и построения новых отношений, которые он заинтересован перенести в реальную жизнь».

В ходе исследования мы провели анкетирование родителей учащихся 9-11 классов, страницы которых подвергались мониторингу. Анкетирование проводилось на родительском собрании. Участвовало 78 родителей: 12 человек (15,4 %) — мужчины: 84,6 % в возрасте от 35 до 40 лет, 10,4 % — в возрасте от 40-45 лет, 5 % от 50-60 лет; 66 человек

(84,6 %) — женщины: 72,7 % в возрасте от 35 до 45 лет, 21,2 % от 45-55 лет, 6,1 % — от 5560 лет. Процентное соотношение по половому признаку убедительно показывает, что информационно-педагогическое взаимодействие семьи и школы в подавляющем большинстве случаев идет через мам и педагогов образовательного учреждения. При ответе на вопрос: «Интересуетесь ли Вы жизнью своих детей в сети Интернет?» 53,3 % опрошенных ответили: «Да, регулярно». 46,7 % опрошенных ответили: «Да, но изредка», ни один из опрошенных не ответил, что не интересуется жизнью своих детей в Интернете. Однако данные анализа мониторинга социальных страниц старшеклассников говорят о недостаточной откровенности родителей при ответе на данный вопрос. Для родителей стала «неприятным открытием» информация о заинтересованности их детей материалами экстремистского, суицидального и порнографического характера.

Сформированный нами документ о социальной жизни учащегося был назван паспортом социального здоровья. В нем отражена информация о подростке: его увлечения и интересы, возможности и способы реализации своих интересов и потребностей, ориентировочная жизненная траектория развития подростка, соответствие данной траектории ожиданиям его родителей. Данный паспорт поможет как педагогу, сопровождающего обучаемого в данный момент, так и другому педагогу-куратору, который будет сопровождать учащегося в результате перехода из одного образовательного учреждения в другое либо при поступлении в образовательное учреждение другого уровня.

При составлении паспорта социального здоровья учащегося, кроме анализа личности подростка на основе мониторинга социальных страниц обучающегося, целесообразно использовать и традиционные методы диагностического исследования — беседу, интервью, анкетирование, выполнение творческих заданий, проективные методики. Сопоставление полученной онлайн и офлайн информации необходимо для увеличения ее достоверности и определения наличия социальных девиаций и, при их присутствии, составления психологического портрета подростка с целью более точного выбора педагогических методов коррекционного воздействия. Дан-

ные сведения имеют важное значение для педагога при проектировании индивидуальной воспитательной траектории обучающегося.

Проведенное исследование дало следующие результаты.

1. Интернет является важным средством трансформации образа жизни сегодняшней молодежи, под воздействием которого происходят изменения в ценностных ориентаци-ях, формируются новые по своему содержанию и качеству виды досуговой деятельности, появляются новые стратегии поведения, возникают новые социальные контакты. В связи с этим учет информации, изложенной на социальной странице учащегося, является неотъемлемой частью целостного портрета, характеризующего личность подростка. Игнорирование данного источника информации может приводить к зарождению и развитию различных социальных девиаций, источником которых становится интернет-пространство.

2. Родители старшеклассников в большинстве своем не имеют достаточных знаний и умений для осуществления контроля деятельности подростка в интернет-пространстве. Зачастую они успокаивают себя мыслью, что интернет-страничка является личным пространством их детей. Большинство из опрошенных родителей слышали, но сами не сталкивались с негативным воздействием интернет-пространства.

3. Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней или физических дефектов. Эволюция состояния физического и душевного здоровья молодого человека фиксируется и отслеживается с первого до последнего дня обучения в образовательном учреждении медкартой 026/У-2000 [12]. При переходе к другому врачу медкарта следует за учащимся и новый врач владеет всей информацией о состоянии физического и душевного здоровья, процессе и результатах лечения, что позволяет ему более эффективно ставить диагноз и назначать лечение. Говоря о социальном благополучии, мы не имеем документа, характеризующего процесс социализации учащегося на разных стадиях. И каждому новому педагогу приходится формировать свою базу данных об ученике без учета его прошлого, что увеличивает возможность выбора ошибочных педагогических средств, снижает

эффект педагогического воздействия на ученика. Паспорт социального здоровья учащегося является первым шагом в разработке документа, ведущего учет социального развития ученика.

Учет и отслеживание траектории социального развития молодого человека позволяет педагогам своевременно обнаружить наличие социальных девиаций и принять эффективные меры педагогического воздействия. В современной ситуации невозможно обойтись дежурными воспитательными беседами и страницей антитеррористической тематики на сайте образовательного учреждения [13]. Болезнь, в том числе и социальную, легче предотвратить, чем лечить.

Список литературы

1. Мануйлов Ю.С. Средовой подход в воспитании. Москва; Нижний Новгород, 2002.

2. Третьяков П.И. Практика управления современной школой: (Опыт педагогического менеджмента). М., 1995.

3. Мудрик А.В. Введение в социальную педагогику. М., 2008.

4. Алиева С.Ю. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений террористической направленности и проблемы противодействия (региональное исследование): авто-реф. дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2014.

5. Макарова Л.Н., Копытова Н.Е., Королева А.В. Конструктивные и деструктивные возможности изменяющейся внешней среды // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2012. Вып. 6 (110). С. 84-91.

6. Шаршов И.А., Макарова Л.Н. Изменяющаяся внешняя информационная среда: анализ конструктивного и деструктивного потенциала // Социально-экономические явления и процессы. 2012. № 4 (38). С. 170-176.

7. Данные ВЦИОМ от 15.04.2016 г. Пресс-выпуск № 3084. URL: https://wciom.ru/ index.php?id=236&uid=115657 (дата обращения: 28. до Homo СуЬегш’а. М., 2012.

9. Пашков А.Г. Личность в условиях информационной цивилизации: куда ведут человека электронные «гаджеты» // Вестник Костромского государственного университета. Серия: Педагогика. Психология. Социокинетика. 2016. Т. 22. № 1. С. 7-10.

10. Солдатова Г.У., Рассказова Е.И. Роль родителей в повышении безопасности ребенка в Интернете: классификация и сопоставительный анализ // Вопросы психологии. 2013. № 2.С. 3-15.

11. Артишевская Т.М. Психологический портрет пользователя социальными сетями // Знак: проблемное поле медиаобразования. 2012. Т. 1. № (9). С. 6-9.

12. О порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров, в том числе при поступлении в образовательные учреждения и в период обучения в них: приказ Министерства здравоохранения РФ № 1346-Н от 21.12.2012 г. Доступ из справочно-правовой системы «Гарант».

13. Лосев А.Н., Новиков С.В. Добровольные народные дружины как фактор воспитания социально активной личности // Социально-экономические явления и процессы. 2014. Т. 9. № 12. С. 307-310.

References

1. Manuylov Y.S. Sredovoy podkhod v vospitanii [Environmental Approach in Education]. Moscow, Nizhny Novgorod, 2002. (In Russian).

2. Tretyakov P.I. Praktika upravleniya sovremen-noy shkoloy: (Opyt pedagogicheskogo me-nedzhmenta) [Practice of Modern School Managing: (Experience of Pedagogical Management)]. Moscow, 1995. (In Russian).

3. Mudrik A.V. Vvedenie v sotsial’nuyu pedagogiku [Introduction to the Modern Pedagogy]. Moscow, 2008. (In Russian).

4. Alieva S.Y. Vovlechenie nesovershennoletnikh v sovershenie prestupleniy terroristicheskoy napravlennosti i problemy protivodeystviya (re-gional’noe issledovanie). Avtoref. diss. … kand. yurid. nauk [The involvement of minors in the commission of terrorist crimes and the problem of countermeasures (regional study). Cand. jurid. sci. diss. abstr.]. Makhachkala, 2014. (In Russian).

5. Makarova L.N., Kopytova N.E., Koroleva A.V. Konstruktivnye i destruktivnye vozmozhnosti izmenyayushcheysya vneshney sredy [Constructive and destructive opportunities of changing out-information environment]. Vestnik Tam-bovskogo universiteta. Seriya Gumanitarnye nauki — Tambov University Review. Series: Humanities, 2012, no. 6 (110), pp. 84-91. (In Russian).

6. Sharshov I.A., Makarova L.N. Izmenyayushcha-yasya vneshnyaya informatsionnaya sreda: analiz konstruktivnogo i destruktivnogo potent-siala [The changing external information environment: analysis of constructive and destructive potential]. Social’no-ekonomicheskie yavleniya i

processy — Social and Economic Phenomena and Processes, 2012, no. 4 (38), pp. 170-176. (In Russian).

7. Dannye VTsIOM ot 15.04.2016 g. Press-vypusk № 3084. [Press-issue no. 3084 Russian Public Opinion Research Center’s data of April 15, 2016]. (In Russian). Available at: https:// wciom.ru/index.php?id=236&uid=115657 (accessed 28.05.2017).

8. Pleshakov V.A. Kibersotsializatsiya cheloveka: ot Homo Sapiens’a do Homo Cyberus’a [Human’s Cybersocialisation: from Homo Sapiens to Homo Cyberus]. Moscow, 2012. (In Russian).

9. Pashkov A.G. Lichnost’ v usloviyakh informat-sionnoy tsivilizatsii: kuda vedut cheloveka elek-tronnye «gadzhety» [Person in the conditions of information civilisation: where electronic «gadgets» are leading human]. Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Peda-gogika. Psikhologiya. Sotsiokinetika — Vestnik of Kostroma State University. Series: Pedagogy. Psychology. Sociokinetics, 2016, vol. 22, no. 1, pp. 7-10. (In Russian).

10. Soldatova G.U., Rasskazova E.I. Rol’ roditeley v povyshenii bezopasnosti rebenka v internete: klassifikatsiya i sopostavitel’nyy analiz [The role of parents in improving child safety on the Internet: classification and comparative analysis]. Voprosy psikhologii, 2013, no. 2, pp. 3-15. (In Russian).

11. Artishevskaya T.M. Psikhologicheskiy portret pol’zovatelya sotsial’nymi setyami [Psichological portrait of the social network user]. Znak: prob-lemnoe pole mediaobrazovaniya [Sign: Problematic Field of Media-Education]. 2012, vol. 1, no. (9), pp. 6-9. (In Russian).

12. Order of Ministry of Health of the Russian Federation no. 1346-N of December 21, 2012 «O poryadke prokhozhdeniya nesovershennoletnimi meditsinskikh osmotrov, v tom chisle pri postu-plenii v obrazovatel’nye uchrezhdeniya i v period obucheniya v nikh» [On the Procedure of Passing by minors medical examinations, including admission to educational institutions and in period of learning in them]. (In Russian). Available at: http://garant.ru.

13. Losev A.N., Novikov S.V. Dobrovol’nye narod-nye druzhiny kak faktor vospitaniya sotsial’no aktivnoy lichnosti [Features and problems of preparation of national combatants in the Tambov Region]. Social’no-ekonomicheskie yav-leniya i processy — Social and Economic Phenomena and Processes, 2014, vol. 9, no. 12, pp. 307-310. (In Russian).

Поступила в редакцию 25.06.2017 г. Received 25 June 20i7

UDC 37.035.6

MONITORING OF SOCIAL NETWORKS AS A MEANS OF TRANSFORMATION OF TEENAGERS’ EDUCATION METHODS

Sergey Vladimirovich NOVIKOV

Candidate of Pedagogy, Associate Professor, Head of Special Preparation and National Security Department

Tambov State University named after G.R. Derzhavin

33 Internatsionalnaya St., Tambov, Russian Federation, 392000

E-mail: [email protected]

Lyudmila Nikolaevna MAKAROVA

Doctor of Pedagogy, Professor, Head of Pedagogy and Educational Technologies Department Tambov State University named after G.R. Derzhavin E-mail: [email protected]

The necessity to change the methods of educational work with teenagers in the conditions of external social-cultural and information environment is founded. The peculiarities of social and cultural environment, where the formation of world perception of modern Russian youth is happening, are marked. They create the foundation for attempts of teenagers’ active mind control at the background of some undecided social and economic problems. It is marked, that despite the visible interest in the Internet-space, the official programs on educational work projection with teenagers are not under attention. In this regard the teachers know about some social deviations among teenagers «post factum», when he/she is already under the control of law enforcement units. Consequently the educational work with this teenager occurs under the social deviation factor. The importance of social networks data control of a certain teenager during choosing the active methods of educational work, connected with prevention of social deviations of pupils, is proved. The analysis carried out of pages-documents gives to a specialist the possibility to see important sides of social life of a student, let establish the norms and values, peculiar to him in a certain age period, to follow the dynamics of interaction between different social groups and some people. The results of concrete study, connected with senior high students’ social pages control, which are the basis for the developed passport of social health of a teenager, disposed to deviant behavior are presented.

Key words: social education; information environment; teenager; monitoring; social network; social deviation; prevention; educational work

DOI: 10.20310/1810-0201-2017-22-5(169)-45-51

Для цитирования: Новиков С.В., Макарова Л.Н. Мониторинг социальных сетей как средство трансформации методов воспитания подростков // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2017. Т. 22. Вып. 5 (169). С. 45-51. DOI: 10.20310/1810-0201-2017-22-5(169)-45-51.

For citation: Novikov S.V., Makarova L.N. Monitoring sotsial’nykh setey kak sredstvo transformatsii metodov vospitaniya podrostkov [Monitoring of social networks as a means of transformation of teenagers’ education methods]. Vestnik Tambovskogo universiteta. Seriya Gumanitarnye nauki — Tambov University Review. Series: Humanities, 2017, vol. 22, no. 5 (169), pp. 45-51. DOI: 10.20310/1810-0201-2017-22-5(169)-45-51. (In Russian).

РОЛЬ ВИРТУАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ШКОЛЬНИКА

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /Pages 3 0 R /StructTreeRoot 4 0 R /Type /Catalog /OpenAction 5 0 R >> endobj 6 0 obj /CreationDate (D:20150121154137+03’00’) /Creator /ModDate (D:20150121171336+03’00’) /Producer /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Гуркина О.А., Новикова Е.М., Мальцева Д.В.
  • РОЛЬ ВИРТУАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ШКОЛЬНИКА
  • 2015-01-21T15:41:37+03:00Microsoft® Word 20102015-01-21T17:13:36+03:002015-01-21T17:13:36+03:00Microsoft® Word 2010uuid:77b9e8bb-f045-41b0-b37a-fd8388ae7a51uuid:11e07b38-cf8a-406b-9490-877be7bc2f5e endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 0 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 8 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 1 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 9 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 45 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 10 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 46 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 11 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 47 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 12 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 48 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 13 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 49 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 14 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 50 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 15 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 51 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 16 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 85 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 17 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 87 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 18 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 88 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 19 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 89 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 20 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 90 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 21 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 91 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 22 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 92 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 23 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 93 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 24 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 94 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 25 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 95 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 26 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 96 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 27 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 97 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 28 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 98 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 29 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 102 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 30 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 103 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 31 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 104 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 32 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 2 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 33 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 3 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 34 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 105 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 35 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 4 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 36 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 5 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 37 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 106 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 38 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 6 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 39 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 7 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 40 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 8 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 41 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 107 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 42 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 109 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 43 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 110 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 44 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 111 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 45 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 9 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 46 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 10 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 47 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 11 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 48 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 113 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 49 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 12 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 50 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 114 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 51 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 13 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 52 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 14 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 53 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 115 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 54 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 15 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 55 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 116 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 56 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 16 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 57 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 17 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 58 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 117 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 59 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 18 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 60 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 118 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 61 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 119 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 62 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 120 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 63 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 19 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 64 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 121 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 65 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 122 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 66 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 123 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 67 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 20 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 68 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 21 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 69 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 124 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 70 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 125 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 71 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 126 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 72 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 127 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 73 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 128 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 74 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 22 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 75 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 23 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 76 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 24 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 77 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 129 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 78 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 130 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 79 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 25 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 80 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 26 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 81 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 131 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 82 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 27 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 83 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 28 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 84 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 29 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 85 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 30 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 86 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 31 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 87 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 132 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 88 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 32 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 89 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 33 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 90 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 34 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 91 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 35 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 92 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 36 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 93 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 37 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 94 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 38 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 95 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 39 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 96 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 40 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 97 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 133 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 98 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 41 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 99 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 42 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 100 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 43 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 101 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 44 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 102 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 134 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 103 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 135 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 104 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 136 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 105 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 137 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 106 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 138 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 107 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 139 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 108 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 140 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 109 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 141 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 110 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 159 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 111 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 164 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 112 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 172 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 113 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 180 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > stream xXKH %K N!Y&sʄRk3#9Wj՟b^kn*QodΆ*?$b0′-09J/~g_ߔ(cI;,ݻF`2pVƜ:)»~x#A}KXX c8b^,sw_3-~

    Мониторинг социальных сетей: 9 инструментов + инструкция

    Слышали выражение “держать руку на пульсе”? Так вот, сейчас поговорим о том, что о Вас думают клиенты. И не просто думают, а где-то об этом упоминают. И речь не о всемогуществе, а всего лишь о мониторинге социальных сетей. В статье я расскажу, что это и как использовать его во благо.

    Что такое мониторинг соц.сетей

    Мониторинг социальных сетей – сбор постов или комментариев пользователей по заданным параметрам (ключевым словам, площадкам, авторам).

    В настоящее время у бизнеса уже не осталось сомнений на тему эффективности маркетинга в социальных сетях. Все уже и так знают их возможности и используют их на полную мощность. Именно поэтому некоторые и вовсе отказались от консервативных сайтов и полностью ушли в продажи через соц.сети.

    Единственное, что многие так и не научились делать — измерять результаты своей активности, а точнее, следить, как на действия реагируют подписчики. Ведь пользователь может пройти мимо Вашего поста, не лайкнуть его, но при этом в какой-то другой группе высказать свое мнение о Вас.

    Наверное, Вы так далеко не заходили. По своему опыту могу сказать, что про аналитику и мониторинг социальных сетей мало кто слышал. Но мы это так не оставим, поэтому вперед, учимся и внедряем.

    зачем мониторить соц.сети

    Есть как минимум пять значительных причин, чтобы заняться этим направлением. Так что рекомендую включить логику и сразу же думать, как с помощью этого инструмента Вы можете улучшить свой бизнес на основе следующих примеров.

    Причина 1. Обратная связь

    Опросы, интервью, айтрекинг, фокус-группы – все эти методы маркетинговых исследований подразумевают вложения определённого бюджета. И очень даже значительного. А потом еще обработка всех полученных данных, интерпретация результатов. Оно Вам надо?! Гораздо бюджетней будет провести исследование именно в соц.сетях.

    Возможностей очень много, на что фантазии хватит. Например, собирая и обрабатывая посты и комментарии своей целевой аудитории, маркетолог может найти тот самый потребительский инсайт и потом использовать его в рекламной кампании.

    Да и вообще, соцсети — лучшее место для сбора сведений о ЦА, здесь можно узнать ценности человека, особенности поведения, почерпнуть его сленг. Вот взгляните, как клиент объясняет свой выбор именно в пользу этого банковского продукта.

    Обратная связь

    Причина 2. Отзывы

    Если компания дорожит своей репутацией, то она обязательно собирает отзывы покупателей. Но ведь не каждый скажет правду оператору или изложит жалобу в письме. Зато, придя домой и оказавшись на просторах любимого интернета, молчать клиент точно не станет.

    И даже не думайте, что клиент будет писать в “отведённых” для этого местах: на сайте, в обсуждениях сообщества. Ведь ему хочется не просто высказать свое мнение, а донести его до большего числа пользователей. Поэтому он напишет в городском паблике, на своей странице в соц.сети или ещё где-нибудь. А сами знаете, в интернете все мы смелые.

    А из-за одного такого отзыва Вы можете потерять десяток клиентов. Так не лучше ли найти этот пост сразу и уладить конфликт, до того, как он получит охват? Для этого Вам нужно оперативно обнаружить его и решить проблему с автором.

    Отзыв

    Причина 3. Упоминания

    Чем чаще упоминают бренд в соцсетях, тем лучше прошла пиар компания, ну все же логично. И благодаря мониторингу Вы легко сможете узнать, как часто и что о Вас говорят на просторах интернета.

    Особенно важно использовать мониторинг социальных сетей (МСС) для оценки охвата вирусных роликов, флешмобов, мемов. По-другому оценку просто не получить, так как такой контент люди быстро расшаривают.

    Одна из самых успешных рекламных кампаний онлайн-казино буквально взорвала интернет. Ролик посмотрели миллионы человек. Появились мемы и крылатые фразы из рекламного ролика. И чтобы оценить всю полноту охвата этой кампании, не обойтись без мониторинга.

    Упоминания

    Причина 4. Лидогенерация

    Анализировать соцсети можно не только на предмет упоминания компании. Еще можно находить людей, нуждающихся в Ваших услугах. Ведь все мы часто спрашиваем у друзей: куда лучше сходить, к какому специалисту обратиться и так далее, а это же горячие клиенты, ну как таких не ловить?

    Вам остаётся лишь немного подумать и составить список ключевых фраз, по которым можно узнать потенциального клиента. А дальше находить такие посты и связываться с авторами.

    Отличным решением это может стать для: юристов, фотографов, ведущих, а все потому, что перед тем, как выбрать такого специалиста, люди любят поспрашивать и почитать отзывы.

    Лидогенерация

    Причина 5. Клиенты конкурентов

    Ещё один из способов получить дополнительный поток лидов – следить за упоминаниями Ваших конкурентов.

    Ведь их клиенты не всегда довольны сотрудничеством с ними, ну Вы понимаете, о чем я. Чем не повод написать всем недовольным и протянуть руку помощи?

    Лайфхак. Для поиска конкурентов рекомендую следующие сервисы: Livedune (по промокоду “INSCALE” скидка 30% +7 дней доступа)PublerИнсташпионSpywordsKeys. Они точно помогут Вам держать руку на пульсе.

    Только аккуратнее с этим приёмом. Не нужно нарушать грани дозволенного и развязывать информационную войну. Конечно, если Вы не Олег Тиньков и не умеете виртуозно троллить конкурентов. Думаю, Вы заметили, что Тинькофф Банк часто использует этот приём, пиарясь за счёт других банков.

    Клиенты конкурентов

    как делать мониторинг

    Теперь, когда мы разобрались, зачем же нужен МСС, давайте перейдём к тому, как это делать. Вариантов здесь всего два: мониторить вручную или доверить это автоматической программе.

    У каждого из методов есть по большому плюсу. Если хотите системность и точность, то это однозначно к сервисам, но зато ручной метод – бесплатный. Поэтому решение за Вами, а я пока покажу, как всё это выглядит.

    – Автоматически

    Собрал для Вас топчик программ для мониторинга социальных сетей. Стоимость зависит от количества комментариев, заданий, аккаунтов, используемых опций – в таблице указал минимальную.

    Основной функционал у всех – это мониторинг комментариев, упоминаний и отзывов в социальных сетях. Но в тариф подписки могут быть включены и другие, дополнительные плюшки программы, например, проведение розыгрышей, статистика и аналитика и т.д. Поэтому для уточнения лучше переходите прямо на площадку – просто кликайте.

    СервисСтоимостьБесплатный доступАнализируемые платформы
    Morecom150 руб/мес за 1 аккаунт
    При первой оплате назовите в онлайн-чате промокод INSCALE и получите 1 дополнительную неделю бесплатно
    7 днейInstagram
    StarCommentот 290 руб/мес5 днейВконтакте, Instagram, Однокласники, Youtube, Google Play, Flamp, TripAdvisor, TrustPilot.
    Chotamот 250 руб/мес7 днейВКонтакте, Facebook, Instagram, Одноклассники, YouTube, Twitter.
    Angry.Spaceот 590 руб/мес
    По промокоду INSCALE20 скидка 20% на первый платёж
    14 днейВКонтакте, Facebook, Instagram, Одноклассники, YouTube, Twitter.
    IQbuzzот 9 480 руб/мес7 днейОнлайн-СМИ, Facebook, Twitter, ВКонтакте, Мой Мир, Instagram, 4sq, LiveJournal, LiveInternet, Google+, YouTube, RuTube и др.

    – Вручную

    Вообще вариант так себе. Мониторинг должен проводиться постоянно, и реакция на упоминания должна быть быстрой. А ручной точно не поможет в этом. Поэтому мой совет – используйте сервисы. Но про способы я все равно кратко расскажу. Но для начала держите совет:

    Не ищите упоминания только по названию. Так Вы получите неполный результат. Выпишите все слова и фразы, которые связаны с Вами: название с ошибами, прозвища компании, фирменные слоганы, популярные продукты, хэштеги, названия проводимых мероприятий.

    1. Поиск внутри соцсетей

    Практически каждая платформа обладает подобной функцией. Достаточно ввести ключевое слово или хэштег в поиск и вуаля.

    Поиск внутри соцсетей.
    2. Яндекс поиск по блогам

    Этот сервис поможет увидеть записи в блогах и соцсетях, содержащих ключевую фразу. Лучше всего ищет посты ВКонтакте, Одноклассниках и ЖЖ.

    Поиск по блогам
    3. Google Alerts

    Этот сервис от гугла скорее инструмент для отслеживания новостей и соцсети мониторит не очень. Но как дополнительный источник вполне сгодится.

    Google Alerts.

    Лайфхак. Раскрутить аккаунт в любой соц.сети можно совершенно бесплатно с сервисом Bosslike (к тому же это безопасно, сами пользуемся и Вам рекомендуем).

    советы по применению

    Вы спросите: “Как же применить это конкретно в моём бизнесе?”. Вопрос логичен, так как до сих пор речь шла лишь о теории. Но сейчас приступим к практике. Пристегните ремни.

    Совет 1. Поставьте цель

    Первое, что нужно сделать — определить, для чего же Вы запускаете мониторинг. Цель должна быть чётко определена, конкретизирована и ограничена во времени.

    Сразу же выделите ресурсы для её достижения: сервисы и люди, которые будут это делать.

    Цель

    В остальном позвольте себе поэкспериментировать первый месяц. Просто посмотрите, что из этого получится. Главное не торопите события и позвольте системе для мониторинга социальных сетей собрать побольше статистики. Иначе можно сделать неправильные выводы.

    Кстати, если Вы увидели много негативных отзывов, то не спешите расстраиваться. С ними можно и нужно работать, об этом мы уже рассказали в статье.

    Совет 2. Запустите мониторинг

    Внимательно ознакомьтесь с функционалом сервиса и обучающими мануалами. Лишь после этого стоит настраивать параметры мониторинга. Для этого нужно определить, на каких площадках собирать информацию и по каким ключевым фразам.

    Мониторинг

    Последнее особенно важно. Иначе алгоритм будет собирать не все посты или наоборот предоставлять нерелевантные записи. Чтобы отсечь ненужную информацию, внимательно отнеситесь к заполнению полей с минус-фразами.

    Совет 3. Настройте метрики

    Если речь идёт о замерах эффективности PR-кампании, то нужно установить конкретные метрики для измерения результата.

    Приведу пример тех метрик, которые нужно измерять, это может быть число упоминаний о компании, охват постов, вовлечённость.

    Настройка метрики

    Для каждой конкретной цели устанавливаются свои метрики. К примеру, для лидогенерации можно ввести конверсию, время на работу с одним клиентом, цикл сделки и другое.

    Совет 4. Работайте со статистикой

    Если Вы работаете с сервисами автоматического МСС, то отчёт получите уже в удобной для восприятия форме. Например, в виде графиков или диаграмм. Но мало получить данные. Нужно уметь их анализировать.

    Статистика

    Исходя из полученной информации можно выяснить: растёт ли узнаваемость бренда или наоборот падает. А еще как ведут себя клиенты после покупки Вашей услуги или даже оценить, в какой соцсети целевая аудитория наиболее активна. И многое другое.

    Но первое время будьте аккуратны со статистикой и перепроверяйте результаты вручную. Возможно, что настройка была неидеальной, и сервис мониторинга социальных сетей не всегда собирает актуальные данные.

    Если Вам по каким-то причинам в выборку попало нерелевантное сообщение, то добавляйте новые ключи в минус фразы, чтобы исключить такие посты.

    А еще обратите особое внимание на бренды с одинаковым или похожим с Вашим названием компании. Если такие имеются, то следует полностью исключить сбор сообщений из их сообществ и групп.

    Совет 5. Делайте выводы

    Результаты мониторинга могут преподнести сюрпризы. К примеру, покажут активность ЦА в соц.сети, которой Вы вообще не уделяли внимания, а то и вовсе не имеете аккаунта там.

    Представляете, какое количество клиентов Вы не охватили в таком случае, да и это упущенная прибыль.

    Выводы

    Но не об этом сейчас, вернемся к статистике. Благодаря ей Вы сможете оценить эффективность PR и SMM-стратегий, а еще выйти на новую аудиторию и оценить лояльность покупателей, что немаловажно.

    Порой данные помогают и в безопасности компании, например, в интернете есть интересные кейсы по нейтрализации опубликованной секретной информации о компании.

    НАС УЖЕ БОЛЕЕ 32 000 чел.
    ВКЛЮЧАЙТЕСЬ

    Коротко о главном

    Мониторинг социальных сетей — один из самых недооцененных инструментов, особенно среди малого и среднего бизнеса.

    И очень зря. Потому что он универсален и позволяет оценивать уже существующие каналы продвижения через отзывы, посты и комментарии, а также является отличным помощником в генерации лидов.

    Вы сами увидели, что внедрение системы мониторинга социальных сетей не требует крупных затрат времени и финансов, а первое время можно оценить сервисы для мониторинга социальных сетей и вовсе бесплатно.

    Так что советуем внедрить Вам этот инструмент в свою маркетинговую стратегию и сделать продвижение бизнеса ещё эффективнее.

    Еще одна задача для классных руководителей! | Обучение ПРО

    В сентябре 2020 года на школьные адреса было разослано письмо, где был прописан «Алгоритм действий классных руководителей и социальных педагогов по уведомлению правоохранительных органов при выявлении в сети Интернет и иных источниках информации о причастности учащихся образовательных учреждений к неформальным молодежным объединениям и течениям экстремистского толка».

    Фотоколлаж на основе сервиса Яндекс.Картинки

    Классные руководители делают миллион разных дел, а как иначе, им же теперь платят 5000! Но теперь добавили еще одно важное дело: мониторить Интернет и социальные сети учащихся на предмет выявления признаков проявления экстремизма или терроризма.

    А дальше что?

    В Алгоритме прописаны все действия, которые необходимо выполнить классному руководителю, директору, если будет выявлен факт проявления экстремизма или призыва к терроризму.

    Шаг 1

    При выявлении в сети Интернет … информации о возможной причастности учащегося …к неформальным молодежным объединениям и течениям экстремистского или террористического толка, необходимо запечатлеть данную информацию посредством сохранения скриншота экрана рабочего стола компьютера (при этом, чтобы в поле зрения были дата и время, ссылка на сайт, либо id страницы в социальной сети, из которых получена информация).
    Фотоколлаж на основе сервиса Яндекс.Картинки

    Шаг 2

    После обнаружения информации необходимо незамедлительно составить служебную записку на имя директора образовательного учреждения с приложением скриншота экрана, где в описательной части записки сообщить о сведениях, выявленных в сети Интернет (либо в иных источниках), а также сведения об учащемся (Ф.И.О., дата рождения, место регистрации/проживания, контактный телефон, класс обучения, круг общения обучающегося, а также сведения о его увлечениях вне школы).

    Шаг 3

    Директор, получив служебную записку, должен направить письмо на 2 адреса: в отдел образования своего района, начальнику МВД по месту жительства ученика.

    Шаг 4

    Необходимо создать специальную папку, в которую подшивают всю полученную информацию. Для чего?

    для проведения анализа и повышения качества профилактической работы
    Фотоколлаж на основе сервиса Яндекс.Картинки

    Вопросы без ответа

    За любую работу нужно платить. Учителя при проведении мониторинга социальных сетей своих учеников будут тратить довольно много времени на это. Будет ли это время оплачено? По какой статье будет оплачиваться эта работа? Неужели это входит в 5000? А если учитель «проглядит» обозначенные записи? Будет ли он наказан?

    И еще напоследок…

    Учителя (а тем более классные руководители) выполняют работу, которая мало связана с их основной функцией – обучение детей. Смотрите сами: хождение по квартирам «пропавшего» или загулявшего ученика, прохождение всякого рода тестирований в дистанционной форме, регистрация детей на мероприятия разного рода, проведение ВПР и всевозможных диагностических работ, работа организатором при проведении олимпиад по всем предметам (плюсуем еще проверку всех обозначенных работ), участие в онлайн курсах по дистанционным формам обучения, финансовой или функциональной грамотности…И здесь перечислена только малая часть из того, что делает педагогический работник ежедневно.

    Фотоколлаж на основе сервиса Яндекс.Картинки

    На мониторинг соцсетей времени нет. Совсем. Только если вместо общения с семьей или вместо сна.

    Пишите в комментариях, что думаете по поводу нового документа?

    С документом можно ознакомиться в нашем Telegram-канале Обучение PRO: https://t.me/teacherblog

    Будет ли у вас время на выполнение такой работы?

    Будьте счастливы при любой возможности!
    Другие статьи о школе, родителях, учениках читайте на канале «Обучение ПРО«.
    В Telegram-канале Обучение ПРО мы публикуем актуальные постановления и распоряжения в сфере образования.
    Подписывайтесь и следите за актуальной информацией в образовании России. https://t.me/obuchenie_pro

    Права студентов в США находятся под угрозой из-за мониторинга социальных сетей

    Школа закрыта на лето в Соединенных Штатах, но опасения по поводу стрельбы и других видов насилия в кампусе вырисовываются все более серьезными. В ответ некоторые школьные округа США прибегают к программам, отслеживающим деятельность учащихся в социальных сетях на предмет предполагаемых признаков насилия. Но эти программы рискуют чрезмерно ущемить права детей без доказательств того, что они необходимы или надежны в решении проблем, которые округа пытаются решить.

    Закон Флориды, принятый в прошлом году, требует от Департамента образования и правоохранительных органов штата создать центральную базу данных, в которой, помимо прочего, будет храниться информация из социальных сетей. Хотя этот план вызвал споры, в отчете государственной комиссии указывается, что рассматриваемое программное обеспечение будет «сканировать социальные сети для выявления признаков издевательств, членовредительства или угроз насилия в отношении учащихся, сотрудников и школ».

    Ряд районов страны уже приобрели программы мониторинга социальных сетей.Базирующийся в США Центр правосудия Бреннана сообщает, что в прошлом году такие программы были приобретены в 63 округах — по сравнению с 6 в 2013 году. Программы могут работать по-разному, но, по данным Центра Бреннана, значительное их количество включает программное обеспечение, которое анализирует сообщения в социальных сетях на предмет поиска. индикаторы потенциального насилия или членовредительства.

    Несмотря на растущий энтузиазм по поводу этих программ, их эффективность в предотвращении вреда студентам еще не доказана, а потенциальное воздействие на права студентов на неприкосновенность частной жизни может быть ненужным и непропорциональным, что делает такое вмешательство несовместимым с международными стандартами в области прав человека.Например, программы могут хранить чрезмерную или конфиденциальную информацию, в том числе из-за неточного или широкого мониторинга сообщений по ключевым словам, которые, как считается, имеют отношение к психическому здоровью. Они также могут создавать записи о детях, просто выражающих обычные взлеты и падения в детстве — а дети, публикующие материал, могут не всегда понимать эти возможные последствия.

    Чрезмерно широкий мониторинг также может негативно повлиять на свободу слова студентов и других лиц. Исследования показывают, что, когда люди осознают, что находятся под наблюдением в Интернете, они с большей вероятностью будут подвергать себя цензуре и воздерживаться от общения с определенными группами или отдельными лицами.

    Защита учащихся от насилия должна быть главным приоритетом для школ. Но когда этой осенью начнется новый учебный год, чиновники должны избегать ненужного наблюдения и относиться к онлайн-активности учащихся так, чтобы не нарушать их права без необходимости.

    Должны ли школы отслеживать учетные записи учащихся в социальных сетях?

    За последние несколько дней было много дискуссий о том, уместно ли школам активно отслеживать деятельность учеников в социальных сетях (сегодня я участвовал в обсуждении этого вопроса на HuffPost Live).В центре этого недавнего интереса находится Объединенный школьный округ Глендейла, который расположен в Южной Калифорнии и насчитывает около 14 000 учащихся средних и старших классов. Округ заключил контракт с Geo Listening (технологическая компания из Хермоса-Бич, штат Калифорния, основанная в январе) на мониторинг и отслеживание различных вещей, которые их ученики говорят, публикуют, делятся и делают в Интернете (по цене 40 500 долларов США за учебный год).

    Компания заявляет, что она активно ищет в Интернете все, что может угрожать безопасности и благополучию школьников в округе, включая киберзапугивание и угрозы членовредительства.Это могут быть сообщения, инициированные со школы, или нет; используя школьные технологии или нет. Технология также позволяет отмечать и сообщать об употреблении наркотиков или сокращении уроков — или действительно о чем-либо, публично опубликованном учащимся, что может быть сочтено проблемным для школы.

    Здесь, в Исследовательском центре киберзапугивания, с нами довольно регулярно связываются технические компании, которые разработали какое-то технологическое «решение» для защиты от киберзапугивания, которое они хотят продать школам.Мы еще не сбиты с толку ни одним из этих предложенных решений, и то, что делает Geo Listening, также не является новаторским или революционным. Тем не менее, остается вопрос: должны ли школы заниматься активным мониторингом того, что их ученики говорят в Интернете?

    Родительский контроль

    Большинство людей согласятся, что родители обязаны следить за тем, что их дети делают в Интернете. На мой взгляд, это лучше всего достигается путем активного участия в онлайн-мероприятиях с ними и заданием вопросов о том, что они публикуют и с кем взаимодействуют.Однако родители часто спрашивают меня, стоит ли устанавливать программное обеспечение для отслеживания или мониторинга на компьютер или мобильный телефон ребенка в качестве средства наблюдения. Это сложный вопрос. С одной стороны, я не могу никому рассказывать, как воспитывать своих детей. Поэтому, отвечая на этот вопрос, я просто объясняю возможные последствия этого пути. Если родитель предпочитает тайно контролировать онлайн-действия своих детей, в конечном итоге они обнаружат то, о чем им придется столкнуться со своим ребенком.Когда они это сделают, и их ребенок узнает, что родитель шпионил за ними, будет чрезвычайно трудно исправить нанесенный вред, поскольку он связан с поощрением открытых и доверительных отношений в будущем.

    В общем, если родитель считает необходимым сделать такой шаг, я советую им сообщить об этом своим детям. Родители должны рассказать им, почему они устанавливают программное обеспечение, и объяснить, что основная цель — защитить их. Наконец, родители должны использовать это как возможность поощрять ответственное использование, говоря своим детям, что по мере того, как они со временем будут демонстрировать безопасное и надлежащее поведение в Интернете, они будут постепенно добиваться большей конфиденциальности.Это может быть очень эффективной стратегией для первых пользователей Интернета, которые все еще учатся безопасно перемещаться по всемирной паутине. Меня беспокоит то, что некоторые родители могут впасть в ложное чувство безопасности, когда узнают, что школа платит кому-то за то, чтобы они наблюдали за тем, что их дети делают в Интернете, и поэтому не находят время, чтобы сделать это сами.

    Реальность, конечно же, такова, что если ребенок хочет обойти программное обеспечение для отслеживания и мониторинга, это довольно легко сделать. Они будут выходить в Интернет из дома друга с помощью своего устройства или заходить в систему из другого места, например из публичной библиотеки.У меня даже были два разных директора в разных школах, которые рассказывали мне, что 18-летний старший взял в Walmart телефон или другое устройство с оплатой по мере использования, чтобы подарить своей 15-летней девушке, чьи мама и папа даже не знала, что она у нее есть. Дело в том, что если вы будете слишком сильно давить, подростки уйдут в подполье, что еще больше усложнит процесс уследить за ними. И, наконец, исследования поставили под сомнение эффективность программного обеспечения для мониторинга и блокировки в предотвращении случаев киберзапугивания.

    Проблемы конфиденциальности

    Некоторые утверждают, что мониторинг школ в социальных сетях является нарушением конфиденциальности учащегося. Я не особо в этом убежден. Большинство студентов, с которыми я общаюсь, достаточно сообразительны, чтобы понимать, что все, что они публикуют в публичных местах в Интернете, открыто для всех. И они знают, что школы ищут. Консультанты, директора и сотрудники школьных ресурсов искали их годами. Единственное, что нового в этом — то, что школа заключает договор с третьей стороной на поиски.

    Большинство студентов говорят, что их учетные записи в Facebook настроены как частные. Действительно, в ходе нашего раннего исследования поведения студентов в социальных сетях на MySpace (помните тот сайт?) Мы обнаружили, что в 2006 году менее 40% студентов сделали свои профили приватными. К 2009 году профили 85% активных пользователей были ограничены. И это не был опрос студентов, в котором мы просили их сообщить, что они делают. Мы случайным образом выбрали профили для тщательного изучения, чтобы узнать, какой объем информации является общедоступным.Поэтому очень рано — более четырех лет назад — студенты осознали необходимость избегать того, чтобы их профили были открыты для всеобщего обозрения. Кроме того, все больше и больше подростков переходят на эфемерные коммуникационные приложения, такие как Snapchat, которые затрудняют наблюдение и отслеживание того, что они говорят.

    Школьная культура — это самое главное

    С моей точки зрения, школы (вместе с родителями, конечно) обязаны следить за тем, что учащиеся делают в Интернете.Однако я не считаю, что школам следует отправляться в рыболовные экспедиции, когда они ищут в Интернете и социальных сетях ненадлежащее поведение. В идеальном мире не было бы необходимости платить компании за наблюдение за онлайн-общением студентов. Я считаю, что школы должны работать над развитием культуры, в которой каждый заботится обо всех остальных, и если возникнет что-то, вызывающее беспокойство, кто-то, , подойдет и примет соответствующие меры. В большинстве случаев, когда есть угроза причинить вред себе или другим, кто-то видит или слышит об этом.Что они делают в этот момент? Могут ли они сами действовать? Комфортно ли ученикам говорить со взрослыми в школе о том, что они видели или слышали? Считают ли они, что рассказ взрослого в школе или дома разрешит ситуацию?

    Существует также дополнительное преимущество в том, что, поощряя учащихся и давая им возможность высказывать свои опасения, в школах появляется гораздо больше людей, ищущих проблемы, и они могут получить доступ к гораздо более потенциально проблемной информации, поскольку даже частные профили (недоступные для Сторонняя мониторинговая компания) видны по крайней мере некоторым студентам.

    Учтите это противоречие: когда вы спрашиваете учащегося, что им делать, если они подвергаются киберзапугиванию или видят, как это происходит, чаще всего они ответят «скажите взрослому». Тем не менее, когда вы спрашиваете их, поможет ли рассказ взрослого, они часто отвечают «нет»! По данным проекта «Голос молодежи», опроса почти 12000 студентов из 12 различных штатов США, проведенного Стэном Дэвисом и Чарисс Никсон, только около одной трети студентов, на которых сильно повлияли издевательства, заявили, что рассказы взрослым улучшают ситуацию (29 % сказал, что это только ухудшило положение!).Так что, возможно, основная проблема заключается не столько в том, что школам нужно лучше обращать внимание на то, что происходит в Интернете, а в том, чтобы вместо этого им нужно лучше думать о том, как лучше всего реагировать (вот несколько предложений). Если школы смогут реагировать на запугивание и киберзапугивание таким образом, чтобы быстро прекратить преследование, не нанося дальнейшего вреда или унижая какую-либо из вовлеченных сторон, тогда ученики будут чувствовать себя гораздо более комфортно, обращаясь к ним за помощью при возникновении проблем в будущем.И слух будет распространяться, побуждая других поступить так же. На самом деле многие опасаются, что школа или их родители только усугубят ситуацию.

    Итак, для меня более важный вопрос — что преподаватели делают с информацией, когда они ее получают? Компания отправляет школьному округу ежедневный отчет об онлайн-болтовнях, который может оказаться важным для дальнейшего расследования. Кто отвечает за расследование? Кто решает, является ли что-то достаточно серьезным, чтобы требовать дополнительного изучения? Кроме того, берут ли на себя школы дополнительную ответственность, активно выискивая проблемы в Интернете? Что, если есть угроза, которую школа должна была заметить, но не заметила, или если они узнали об угрозе, но не отреагировали достаточно быстро.Излишне говорить, что существует так много вопросов, на которые нет ответа.

    Обоснованное использование ресурсов?

    Другой вопрос, насколько эффективно используются школьные ресурсы. Там, где я живу в Висконсине, 40 000 долларов можно было бы использовать для найма дополнительного школьного консультанта, по крайней мере, на неполный рабочий день. В то время, когда школьные бюджеты сокращаются, а вспомогательный персонал постоянно сокращается, пытаются ли школы срезать углы, полагаясь на технологическое решение проблемы? И правы ли они для этого? Некоторые школы могут использовать эту услугу как способ избежать оплаты гораздо более всеобъемлющих и эффективных стратегий предотвращения издевательств в Интернете и офлайн до того, как это произойдет (например,g., программирование социального эмоционального обучения). Наблюдайте, отвечайте, повторяйте. Всегда лучше всего предотвратить подобные вещи в первую очередь, но профилактика часто обходится дороже заранее (хотя в долгосрочной перспективе это всегда намного дешевле).

    Похоже, общественное мнение поддерживает то, что школы платят другим за онлайн-мониторинг своих учеников. Я все еще не уверен. Логично, что школы хотят знать о потенциально проблемных ситуациях, возникающих в сети (и чем раньше, тем лучше).Но еще неизвестно, будет ли эта тактика эффективной. Как исследователь, я хотел бы оценить эту программу. Это может стать ценным исследовательским проектом, если школьный округ случайным образом назначит школы для участия в нем, а затем последует, чтобы увидеть, не произошло ли каких-либо изменений в восприятии или поведении учащихся. Также было бы полезно знать, например, сколько самоубийств действительно можно предотвратить, используя что-то подобное. Glendale и Geo Listening утверждают, что по крайней мере одно самоубийство было предотвращено во время их пилотного испытания в прошлом году, но неясно, мог ли кто-нибудь в школе натолкнуться на эту информацию и сообщить о ней без помощи службы.

    Мы не знаем, платят ли другие школьные округа другим за эти услуги (нам ничего не известно). Geo Listening утверждает, что к концу года они планируют сотрудничать с более чем 3000 школами по всему миру. Итак, это только начало обсуждения, которое нам предстоит. Еще неизвестно, как сработает этот последний эксперимент по использованию технологического решения для решения социальной проблемы.

    Мониторинг учащихся в социальных сетях для предотвращения вреда и угроз: этические соображения для школьных психологов

  • 18 U.S.C. § 875.

  • A.B. 1156. (2008). Законодательный орган Калифорнии, 2011–2012 гг. Сесс.

  • Адриан, М., Лион, А. Р. (2018). Данные социальных сетей для определения риска суицида подростков в Интернете: соображения по интеграции в платформы, клиники и школы. В М. А. Морено и А. Радович (ред.), Технологии и психическое здоровье подростков (стр. 155–170) . Издательство Springer International. https://doi.org/10.1007/978-3-319-69638-6_12.

  • Агатстон, П., И Лимбер, С. (2018). Предотвращение киберзапугивания и вмешательство: многообещающие подходы и рекомендации для дальнейшей оценки. В Дж. У. Гордон (ред.), Предотвращение издевательств и вмешательство в школе: интеграция теории и исследований в передовой опыт (стр. 73–93). Издательство Springer International. https://doi.org/10.1007/978-3-319-95414-1_5.

  • Аренс, Д. (2012). Школы, кибер-хулиганы и слежка. Обзор американского уголовного права, 49 (4), 1669–1722.

    Google Scholar

  • Американская психологическая ассоциация. (2017). Этические принципы психологов и кодекс поведения . Округ Колумбия: Вашингтон.

    Google Scholar

  • Андерсон, М., и Цзян, Дж. (2018). Подростки, социальные сети и технологии 2018. Pew Research Center, 31 https://www.pewinternet.org/2018/05/31/teens-social-media-technology-2018/.

  • Анг Р. П. (2015). Киберзапугивание подростков: обзор характеристик, стратегий профилактики и вмешательства. Агрессия и агрессивное поведение, 25, , 35–42. https://doi.org/10.1016/j.avb.2015.07.011.

    Артикул Google Scholar

  • Армистед, Л., Уильямс, Б. Б., и Джейкоб, С. (2011). Профессиональная этика школьных психологов: сборник примеров решения проблем . НАСП.

  • Аверилл, О.Х., Ринальди К. и Сотрудничество, США Е. Л. (2011). Многоуровневая система опор (МТСС). Районная администрация, 48 (8), 91–99.

    Google Scholar

  • Бауман, С., Туми, Р. Б., и Уокер, Дж. Л. (2013). Связи между издевательствами, киберзапугиванием и самоубийствами среди старшеклассников. Journal of Adolescence, 36 (2), 341–350. https://doi.org/10.1016/j.adolescence.2012.12.001.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Бегер, Р.Р. (2003). «Худшее из обоих миров»: безопасность школ и исчезающая четвертая поправка к правам учащихся. Обзор уголовного правосудия, 28 (2), 336–354. https://doi.org/10.1177/073401680302800208.

    Артикул Google Scholar

  • Бейдлер против школьного округа Норт-Терстон. (2000). No. 99-2-00236-6, Thurston Cty. Супер. Кт.

  • Школьный округ Вефиля № 403 против Фрейзера. (1986). 478 США 675, 106 S.Кт. 3159, 92 L. Ed. 2д 549.

  • Брейси, Н. Л. (2011). Восприятие учащимися школьной среды с высоким уровнем безопасности. Молодежь и общество, 43 (1), 365–395. https://doi.org/10.1177/0044118X10365082.

    Артикул Google Scholar

  • Брэдшоу, К. П., Пас, Э. Т., Дебнам, К. Дж., И Линдстром Джонсон, С. (2015). Сосредоточение внимания на внедрении позитивных поведенческих вмешательств и поддержки (PBIS) в средних школах: ассоциации с издевательствами и другими индикаторами школьных беспорядков. Обзор школьной психологии, 44 (4), 480–498. https://doi.org/10.17105/spr-15-0105.1.

    Артикул Google Scholar

  • Брок, С. Э., Никерсон, А. Б., Ривз, М. А., Конолли, К. Н., Джимерсон, С. Р., Пеше, Р. К., и Лаззаро, Б. Р. (2016). Предотвращение и вмешательство в школьные кризисы: модель PREPaRE . Национальная ассоциация школьных психологов.

  • Байарс, Дж., Грейбилл, Э., Веллонс, К., И Харпер, Л. (2020). Мониторинг использования социальных сетей и технологий для предотвращения самоубийств среди молодежи и насилия в школе. Современная школьная психология. https://doi.org/10.1007/s40688-020-00277-x.

  • Кодекс об образовании Калифорнии, § 49073.6.

  • Цезарь, С. (2013). В округе Глендейл говорится, что мониторинг социальных сетей предназначен для безопасности студентов. Los Angeles Times. https://www.latimes.com/local/la-me-glendale-social-media-20130915-story.html.

  • Davis v.Совет по образованию округа Монро. (1999). 526 США 629, 119 S. Ct. 1661, 143 L. Ed. 2d 839.

  • Дитон, С. (2015). Теория социального обучения в эпоху социальных сетей: значение для практиков в области образования. Журнал образовательных технологий, 12 (1), 1–6. https://doi.org/10.26634/jet.12.1.3430.

    Артикул Google Scholar

  • Закон об образовании 1972 года (2018). 20 U.S.C. §§1681–1688.

  • Илонис против США (2015 г.). 575 США ___. 135 S. Ct. 2001. 192 L. Ed. 2d 1.

  • Файнберг, Т., и Роби, Н. (2009). Киберзапугивание: стратегии вмешательства и предотвращения. Национальная ассоциация школьных психологов, 38 (4), 22–24.

    Google Scholar

  • Законодательство Флориды. (2019). § 1001.212 (6).

  • Флауэрс, Б. Ф., и Рэйкс, Г. К. (2000).Анализ политики допустимого использования Интернета в выбранных школах K – 12. Журнал исследований вычислительной техники в образовании, 32 (3), 351–365. https://doi.org/10.1080/08886504.2000.10782285.

    Артикул Google Scholar

  • Ферлонг, М. Дж., Моррисон, Г. М., и Дир, Дж. Д. (1994). Решение проблемы насилия в школе как часть образовательной миссии школы. Предотвращение неудач в школе: альтернативное образование для детей и молодежи, 38 (3), 10–17.https://doi.org/10.1080/1045988x.1994.9944308.

    Артикул Google Scholar

  • Хейни, О., Эш, Д., и Галлетли, К. (2018). Школьные расстрелы — «Этого бы здесь не было»? Австралийский и новозеландский журнал психиатрии, 52 (5), 405–407. https://doi.org/10.1177/0004867418771515.

    Артикул Google Scholar

  • Ханкин, А., Герц, М., & Саймон, Т. (2011). Влияние использования металлоискателей в школах: выводы из 15-летних исследований. Журнал школьного здравоохранения, 81 (2), 100–106. https://doi.org/10.1111/j.1746-1561.2010.00566.x.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Хиндуджа, С., & Патчин, Дж. У. (2010). Издевательства, киберзапугивание и самоубийства. Архив исследований суицидов, 14 (3), 206–221. https://doi.org/10.1080/13811118.2010. 494133.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Хоббс Р. и Дженсен А. (2009). Прошлое, настоящее и будущее образования в области медиаграмотности. Журнал обучения медиаграмотности, 1 (1), 1 https://digitalcommons.uri.edu/jmle/vol1/iss1/1.

    Google Scholar

  • Холлманн, К. М., и Макнамара, Дж. Р. (1999). Соображения при использовании процедур активного и пассивного согласия родителей. Журнал психологии, 133 (2), 141–156. https://doi.org/10.1080/00223989909599729.

    Артикул Google Scholar

  • Хамфри Н. и Вигелсворт М. (2016). Обоснование необходимости всеобщего обследования психического здоровья в школах. Эмоциональные и поведенческие трудности, 21 (1), 22–42. https://doi.org/10.1080/13632752.2015.1120051.

    Артикул Google Scholar

  • Карими, Ф.(2018). «Школьный стрелок в процессе»: звонившие предупредили власти о Николасе Крусе. CNN. https://www.cnn.com/2018/02/23/us/nikolas-cruz-threat-calls/index.html

  • Купчик А. и Эллис Н. (2008). Школьная дисциплина и безопасность: справедливо для всех учеников? Молодежь и общество, 39 (4), 549–574. https://doi.org/10.1177/0044118X07301956.

    Артикул Google Scholar

  • Лейбовиц, А.(2018). Может ли наблюдение за учащимися в социальных сетях остановить следующую стрельбу в школе? Нью-Йорк Таймс. https://www.nytimes.com/2018/09/06/us/social-media-monitoring-school-shootings.html

  • Ленхарт, А., Перселл, К., Смит, А., и Зикур, К. (2010). Социальные сети и мобильный Интернет среди подростков и молодежи . Миллениалов. Pew Internet & American Life Project. https://eric.ed.gov/?id=ED525056

  • Ленхарт, А., Мэдден, М., Смит, А., Перселл, К., Зикур, К., и Рейни, Л. (2011). Подростки, доброта и жестокость в социальных сетях: как американские подростки ориентируются в новом мире «цифрового гражданства» . Pew Internet & American Life Project. https://eric.ed.gov/?id=ED537516

  • Лескин П. (2020). Внутри расцвета TikTok, вирусного приложения для обмена видео, чьи связи с Китаем вызывают обеспокоенность в США. Business Insider. https://www.businessinsider.com/tiktok-app-online-website-video-sharing-2019-7

  • Ливингстон, С.(2008). Использование рискованных возможностей в создании молодежного контента: использование подростками сайтов социальных сетей для интимности, конфиденциальности и самовыражения. Новые СМИ и общество, 10 (3), 393–411. https://doi.org/10.1177/1461444808089415.

    Артикул Google Scholar

  • Ливингстон, С. (2014). Развитие грамотности в социальных сетях: как дети учатся интерпретировать рискованные возможности на сайтах социальных сетей. Коммуникации, 39 (3).https://doi.org/10.1515/commun-2014-0113.

  • Морс против Фредерика. (2007). 551 U.S. 393, 127 S. Ct. 2618; 168 Л. Эд. 2d 290.

  • Нарон, Н. К., и Эстес, Н. (1986). Технологии в школах: тенденции и политика. Журнал исследований вычислительной техники в образовании, 20 (1), 31–43. https://doi.org/10.1080/08886504.1986.11008433.

    Артикул Google Scholar

  • Национальная ассоциация школьных психологов.(2010). Принципы профессиональной этики .

  • Пирс, М., Джарви, Дж., И Хеннесси-Фиск, М. (2018). За несколько дней до окончания школы в Техасе стало больше всего пострадавших — 10 человек погибли, 10 получили ранения в результате последней стрельбы в кампусе. Los Angeles Times. https://www.latimes.com/nation/la-na-santa-fe-school-shooting-20180518-story.html.

  • Питер Дж. И Валкенбург П. М. (2011). Конфиденциальность подростков в Интернете: на пути к развитию.В С. Трепте и Л. Рейнеке (ред.), Конфиденциальность в Интернете: перспективы конфиденциальности и самораскрытия в социальной сети (стр. 221–234). Springer. https://doi.org/10.1007/978-3-642-21521-6_16.

  • Портер против Совета школы Вознесенского прихода. (2004). 393 F.3d 608 (5 th Cir. 2004), сертификат. отказано, 544 U.S. 1062, 125 S.Ct.2530.

  • Пробст, Д. (2017). Грамотность в социальных сетях как вмешательство в программу IEP для социального и эмоционального обучения. Журнал обучения медиаграмотности, 9 (2), 45–57.https://doi.org/10.23860/JMLE-2019-09-02-04.

    Артикул Google Scholar

  • Рид С. и Браун Дж. (2019). Портал безопасности школ Флориды и мониторинг социальных сетей (стр. 10).

    Google Scholar

  • Райдаут, В., и Робб, М. Б. (2018). Социальные сети, социальная жизнь: подростки рассказывают о своем опыте . Сан-Франциско, Калифорния: СМИ здравого смысла.

    Google Scholar

  • Робинсон, Дж., Кокс, Г., Бейли, Э., Хетрик, С., Родригес, М., Фишер, С., & Херрман, Х. (2016). Социальные сети и предотвращение самоубийств: систематический обзор. Раннее вмешательство в психиатрию, 10 (2), 103–121. https://doi.org/10.1111/eip.12229.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Сенгупта, С. (2013). Школы с осторожностью наблюдают за учениками в Интернете . Нью-Йорк Таймс. https://www.nytimes.com/2013/10/29/technology/some-schools-extend-surveillance-of-students-beyond-campus.html

  • Шейд, Л. Р., и Сингх, Р. (2016). «Честно говоря, мы не шпионим за детьми»: школьное наблюдение за социальными сетями молодежи. Социальные сети + общество, 2 (4), 2056305116680005. https://doi.org/10.1177/2056305116680005.

    Артикул Google Scholar

  • Шеридан, П.М. (2015). Отслеживание выступлений за пределами кампуса: могут ли государственные школы отслеживать социальные сети учащихся? Southern Law Journal, 25 (1), 57–76.

    Google Scholar

  • Снакенборг, Дж., Ван Акер, Р., и Гейбл, Р. А. (2011). Киберзапугивание: профилактика и вмешательство для защиты наших детей и молодежи. Предотвращение неудач в школе: альтернативное образование для детей и молодежи, 55 (2), 88–95. https://doi.org/10.1080/1045988x.2011.539454.

    Артикул Google Scholar

  • Струнский, С. (2018). Прокуратура не будет предъявлять обвинения в самоубийстве девочки, над которой издевались в школе. NJ.Com. https://www.nj.com/morris/2018/11/no_charges_bullied_12-year-olds_suicide.html

  • Танрикулу И. (2018). Программы предотвращения кибербуллинга и вмешательства в школах: систематический обзор. Международная школа психологии, 39 (1), 74–91. https: // doi.org / 10.1177 / 0143034317745721.

    Артикул Google Scholar

  • Тинкер против Независимого школьного округа Де-Мойна. (1969). 393 U.S. 503, 89 S. Ct. 733, 21 L. Ed. 2d 731.

  • U.S. Cont. исправлять. I.

  • США, продолжение исправлять. IV.

  • Викери, Дж. Р. (2015). «Мне нечего скрывать, но…»: проблемы и переговоры о конфиденциальности в социальных и мобильных сетях для недоминантной молодежи. Информация, коммуникация и общество, 18 (3), 281–294. https://doi.org/10.1080/1369118X.2014.989251.

    Артикул Google Scholar

  • Вишневски против Управления образования Центрального школьного округа Weedsport. (2008). 552 США 1296, 128 S.Ct. 1741.

  • Наблюдение за школьными социальными сетями вызывает вопросы о нарушении конфиденциальности

    Краткое описание погружения:

    • Столкнувшись с постоянными угрозами школьного насилия, в некоторых округах внедряются службы по мониторингу учетных записей в социальных сетях всех, кто живет в непосредственной близости, включая взрослых, не связанных с родственниками, при этом одна компания под названием Social Sentinel отслеживает все местные сообщения на предмет ключевых фраз, которые могут предсказать школу стрельба, репортажи Недели образования.

    • Хотя есть сообщения о том, что этот тип наблюдения предотвратил некоторые атаки, они также содержат комментарии о членовредительстве и самоубийстве, в результате чего районы остаются в серой зоне хранения важной информации, которая, если она будет предоставлена, может нарушить конфиденциальность учащихся.

    • Некоторые технологические компании также предлагают услуги по отслеживанию всех школьных сообщений и электронных писем учащихся на предмет потенциальных угроз. Компания Gaggle утверждает, что в период с июня по декабрь 2018 года она обнаружила 577 неизбежных угроз нападений или планов насилия.

    Dive Insight:

    Просеивание учетных записей студентов в социальных сетях, электронной почты и чатов, вероятно, принесет много грязи, но большая ее часть будет безвредной и конфиденциальной. Мониторинг может иногда предотвратить потенциальную угрозу, но остальная собранная информация относится к сфере утерянной конфиденциальности.

    Наблюдение за социальными сетями следует за линией жестких мер безопасности в школах, включая такие меры, как видеонаблюдение в школе и металлоискатели, которые, по мнению некоторых критиков, заставляют учащихся чувствовать, будто они учатся в тюрьме, а не в теплой, доброжелательной школьной среде.Студенты из Нью-Йорка протестовали против использования этих камер, утверждая, что присутствие камеры заставляет их чувствовать себя более уязвимыми и незащищенными. Внимание к этим проблемам только возросло в последние годы на фоне ориентации на формирование позитивной школьной культуры.

    Помимо потери конфиденциальности, наблюдение также может быть путем к краже личных данных, при этом данные, которые могут быть собраны с помощью технологии распознавания лиц, выделяются как потенциальная цель. В то время как поставщики рекламируют свою способность собирать все эти данные о студентах, мало говорится о том, как эти данные защищены и кто имеет к ним доступ.

    Округа

    заявляют, что защита учащихся от стрельбы в школах является их заботой номер один, хотя критика усиленных мер безопасности включала вопросы о том, как такие меры, как программное обеспечение для распознавания лиц, могут предотвратить атаку, если преступником был студент или преподаватель, уже отсканированный в систему. Но в социальных сетях многие школьные стрелки делали сообщения в Интернете до своей атаки, и также можно было бы привести аргумент, что любой пост в социальных сетях находится в публичной сфере и, следовательно, не может считаться частным.Кроме того, учащиеся должны знать, что все разговоры по электронной почте или в чате через школьный сервер также не являются конфиденциальными.

    Защита учащихся обходится дорого, и частью этой цены может быть потеря конфиденциальности. Однако, прежде чем округа инвестируют ресурсы в какую-либо систему наблюдения, администраторы и сообщество должны взвесить важность безопасности по сравнению с чувством угнетения, которое испытывают многие студенты, когда они чувствуют, что за ними постоянно наблюдают. — а также то, как члены сообщества могут отреагировать, если система ошибочно пометит их.

    школ копают сообщения учеников в социальных сетях в поисках признаков беды

    Аааа, традиции нового учебного года. Новые учителя, новые рюкзаки, новые увлечения — и алгоритмы, просматривающие сообщения студентов в социальных сетях.

    Блейк Превитт, суперинтендант школьного округа Лейквью в Батл-Крик, штат Мичиган, говорит, что он обычно просыпается каждое утро, чтобы получить двадцать новых писем от системы мониторинга социальных сетей, которую округ активировал в начале этого года. Он использует ключевые слова и алгоритмы машинного обучения, чтобы отмечать общедоступные сообщения в Твиттере и других сетях, содержащие язык или изображения, которые могут предполагать конфликт или насилие, а также отмечать или упоминать районные школы или сообщества.

    В последние месяцы электронные письма с предупреждением включали попытку похищения за пределами одной школы — Прюитт проверил, могут ли школьные камеры наблюдения помочь полиции — и комментарий родственника ученика о дресс-коде — сотрудники округа связались с семьей. Прюитт говорит, что оповещения помогают ему обезопасить 4000 студентов и 500 сотрудников. «Если кто-то публикует что-то угрожающее кому-то другому, мы можем связаться с семьями и поработать с учениками, прежде чем это дойдет до драки в школе», — говорит он.

    Lakeview предоставляет услуги компании Firestorm, штат Джорджия, которая также помогает школам разрабатывать политику безопасности и реагирования на кризисные ситуации. Как и другие компании на быстрорастущем рынке, компания позиционирует свой инструмент мониторинга социальных сетей как способный помочь школам предотвратить все, от секстинга и издевательств до массовых расстрелов. Один из примеров поста Firestorm, в котором говорится, что его платформа отмечена, гласит: «Каждый раз, когда я разговариваю с мамой, я в конечном итоге говорю ей что-то в грубой форме, и она злится, хотя я стараюсь не быть грубым.Информационный бюллетень компании для школ включает серию фальшивых твитов, нарастающих от «Моя девушка бросила меня. Моя жизнь кончена.» на «Взрыв, взрыв. Надеюсь, вы все отнеслись ко мне серьезно. Пока. »

    Стрельба, в результате которой погибли 17 человек в средней школе Марджори Стоунман Дуглас в Паркленде, Флорида, в начале этого года стала предметом обсуждения в этой нишевой индустрии. Через месяц после атаки Гэри Марголис, генеральный директор Social Sentinel, компании из Вермонта, которая обеспечивает мониторинг социальных сетей для школ и других организаций, назвал бизнес «определенно процветающим» и заявил, что его алгоритмы отметили угрожающие сообщения, сделанные стрелком до убийств. .Харт Браун, главный операционный директор Firestorm, сообщил WIRED, что в начале этого года система компании пометила сообщение студента с фотографией рюкзака с оружием внутри. По словам Брауна, когда директор школы подошел к ученику в кампусе, у них было оружие. В школе через Firestorm от комментариев отказались.

    «Я думаю, у школ есть возможность использовать это как способ поддерживать людей, но я буду делать это с особой осторожностью ».

    Нет сомнений в том, что учащиеся делятся информацией в социальных сетях, которую администрация школы может найти полезной.Есть — это некоторые споры о том, может ли — и как — это может быть точно или этично извлечено с помощью программного обеспечения.

    Аманда Ленхарт, исследователь Фонда Новой Америки, изучавшая, как подростки используют Интернет, говорит, что это понятные школы, такие как идея мониторинга социальных сетей. «Администраторы заботятся о порядке и безопасности в школьном здании, и вещи могут свободно перемещаться из социальных сетей, которыми они не управляют, в это пространство, — говорит она. Но Ленхарт предупреждает, что исследования детей, подростков и социальных сетей показали, что взрослым трудно заглядывать в эти онлайн-сообщества извне, чтобы легко интерпретировать смысл содержания в них.

    «Даже если у вас есть люди, непосредственно просматривающие сообщения, они не будут знать, на что они смотрят», — говорит Ленхарт. «Это может быть усугублено алгоритмом, который не может понять контекст того, что он видит». Хотя программное обеспечение, обрабатывающее текст, за последние годы улучшилось — привет, Алекса! — оно еще далеко от возможности по-настоящему читать. Ложные срабатывания служб мониторинга социальных сетей могут привести к потере школьного времени и изменить атмосферу между учениками и персоналом, говорит Ленхарт.

    Десмонд Паттон, профессор Колумбийского университета, считает, что мониторинг социальных сетей может работать, если им правильно управлять.«Я думаю, что у школ есть возможность использовать это как способ поддержки людей, но я буду делать это с особой осторожностью», — говорит Паттон, консультант Social Sentinel. Его лаборатория сотрудничала с социальными работниками, пытающимися уменьшить насилие со стороны банд в Чикаго, чтобы научить программное обеспечение машинного обучения обнаруживать твиты, в которых выражаются травмы и потери. Группа показала обновления такого рода, часто предшествующие сообщениям, содержащим угрозы, и надеется протестировать свои алгоритмы в качестве инструмента для общественных организаций в Чикаго и Нью-Йорке.

    ПОДРОБНЕЕ

    Паттон обеспокоен тем, что технология, предлагаемая школам, с большей вероятностью приведет к неправильному восприятию языка, используемого чернокожей молодежью, что может стать причиной более пристального внимания школьной администрации. Он и Ленхарт также говорят, что школы должны раскрывать информацию о том, что они используют системы, которые могут запутаться в сообщениях учащихся, поскольку не все будут задумываться о том, кто может читать или собирать их общедоступные сообщения.

    Должны ли школы контролировать активность учащихся в социальных сетях? — The Talon

    По мере того, как наш мир движется вперед через технологическую революцию, кажется, что все можно найти или сделать в Интернете.Мы можем заказывать продукты с помощью приложений, покупать модную одежду на веб-сайтах и ​​даже совершать виртуальные путешествия. Этот массовый переход к онлайн-деятельности только усугубился пандемией COVID-19, когда школы стали виртуальными по всему миру. Однако это преобразование школы также повлияло на то, как мы смотрим на безопасность, особенно в Интернете. Должны ли школы иметь возможность отслеживать онлайн-активность своих учеников в целях безопасности? Или это просто вторжение в частную жизнь?

    Важно знать, что в Соединенных Штатах государственные школы по закону обязаны иметь прямой план мониторинга присутствия учащихся в Интернете.Однако это требование расплывчато и допускает множество интерпретаций. Некоторые школы отслеживают активность только на отправленных школами электронных письмах или устройствах, в то время как другие доходят до отслеживания присутствия в социальных сетях и поиска в Google. Трудно понять, что именно ищут администраторы вашего учебного заведения, но мы знаем, что они ищут.

    Существует простая причина для онлайн-наблюдения за учащимися: для отслеживания серьезных угроз школе, таких как стрельба, и защиты учащихся от кибер-издевательств.Такое наблюдение становится более прибыльным по мере того, как школьные системы борются с переходом на виртуальную среду обучения в свете пандемии. Школьные системы округа Ориндж, штат Флорида, уже начали внимательно изучать общедоступные аккаунты учащихся в социальных сетях на предмет таких ключевых слов, как «членовредительство», «порезы», «самоубийство» и запугивание. Они используют установленные инструменты мониторинга СМИ, такие как Brand24. чтобы предупредить администрацию, когда эти слова используются в Интернете. В условиях бушующей пандемии школы могут отслеживать общественное расположение учащихся и использовать эту информацию для предотвращения распространения смертельного вируса.

    Является ли мониторинг социальных сетей неизбежным злом или нарушением конфиденциальности личности? (https://www.needpix.com/photo/514437/)

    В этом есть смысл: третья по значимости причина смерти среди 10-14-летних — самоубийства, а число случаев стрельбы в школах на рекордно высоком уровне. Исследования Сети безопасности школ для педагогов показывают, что большинство угроз взрыва за последнее десятилетие исходило из социальных сетей. Школы отслеживают присутствие в Интернете, чтобы предотвратить трагедию и обеспечить безопасность всех.

    Так почему это вообще аргумент? Разве все не хотят, чтобы школы были в безопасности? Что ж, да, но аргумент против онлайн-слежки за студентами намного сложнее.Среди многих других проблем наиболее вопиющей является то, что нет никаких четких доказательств эффективности отслеживания онлайн-СМИ, и особенно ни одного доказательства того, что оно работает лучше, чем другие уже применяемые методы. Учащиеся, которые знают, что их школы отслеживают их онлайн-активность и отмечают такие слова, как «самоубийство» и «резка», могут бояться обращаться за помощью из-за страха быть наказанными школьным округом. Данные Университета Северной Каролины доказывают, что эти методы наблюдения наносят непропорционально большой вред цветным студентам.

    Это неизбежно переходит к обсуждению свободы слова. Влияет ли мониторинг социальных сетей со стороны школ на неприкосновенность частной жизни учащихся и их право на свободу слова? Технически нет — просто мониторинг социальных сетей — не то же самое, что ограничение их использования. Школы смотрят только на отчеты и информацию, опубликованную в открытом доступе. Они не видят ничего, что не видит другой пользователь в приложении или на веб-сайте, и они не могут контролировать, что публикует ученик. Это отвергает идею о том, что школы нарушают частную жизнь учащихся и право на свободу слова.

    По мере того, как мы расширяем наши горизонты в Интернете, безопасность и конфиденциальность студентов становятся все более важными. Наблюдение за присутствием в социальных сетях может спасти жизни и предотвратить трагедию, если оно будет выполнено надлежащим образом. Споры продолжаются и будут становиться все более острыми по мере того, как все больше людей в мире, которые мы знаем, прыгает в киберпространство.

    Источники

    • Барбара Феддерс, Постоянный и расширяющийся класс: надзор в государственных школах K-12, 97 Северная Каролина, ред. 1673 (2019).Доступно по адресу: https://scholarship.law.unc.edu/nclr/vol97/iss6/4
    • Рыцарь, Уилл. «Школы обращаются к технологиям наблюдения, чтобы предотвратить распространение Covid-19». Wired , Conde Nast, www.wired.com/story/schools-surveillance-tech-prevent-covid-19-spread/.
    • «Индустрия школьных систем безопасности — Обзор рынка США». Omdia , omdia.tech.informa.com/OM002098/School-security-systems-industry—US-market-overview.

    школ: наблюдение в социальных сетях | Центр правосудия Бреннана

    Инструменты мониторинга социальных сетей когда-то были большим бизнесом для разработчиков, занимающихся маркетингом в местных отделениях полиции.Однако после того, как стало известно, что эти инструменты использовались для слежки за активистами и протестующими, а также после изменения политики платформ социальных сетей, запрещающей использование их данных для слежки со стороны правоохранительных органов, школы K-12 стали новой целевой аудиторией. для этой отрасли. Под давлением необходимости бороться со стрельбой в школах ряд школьных округов приобрели продукты для мониторинга социальных сетей, предназначенные для выявления и предотвращения насилия в школах, а также киберзапугивания и угроз членовредительства.Оригинальное исследование Центра Бреннана показало, что закупки программного обеспечения для мониторинга значительно увеличились в период с 2011 по 2018 год, и их число, вероятно, будет продолжать расти.

    Существует мало эмпирических доказательств эффективности этих инструментов. Социальные сети часто очень контекстуальны и открыты для неправильного толкования. Автоматизированные инструменты имеют задокументированные недостатки, которые усугубляются, когда дело касается неанглийских языков и даже американского сленга. Компании, продающие эти инструменты, предоставили только анекдоты о мнимых угрозах, некоторые из которых оказались простым недоразумением, в то время как другие, вероятно, были бы отмечены заинтересованным родителем или коллегой без необходимости широкого наблюдения.И когда предполагаемые угрозы в социальных сетях приводят к карательным мерам, цветные учащиеся с непропорционально высокой вероятностью будут наказаны. В то же время онлайн-наблюдение ограничивает способность детей свободно выражать свои мысли.

    В свете этих недостатков мы рекомендуем школьным округам не проводить мониторинг социальных сетей. Когда они решат сделать это, официальные лица должны раскрыть существование и объем этих инструментов родителям и другим заинтересованным сторонам, постоянно оценивать их эффективность и принимать меры для обеспечения того, чтобы они не использовались таким образом, чтобы ставить в невыгодное положение мусульманскую молодежь, молодежь из других стран. цвет и другие маргинализованные студенты.